Амбиции продвигают не только науку, но и утечку мозгов

Кто востребован на рынке?

Как это ни парадоксально, но в IT-технологиях, в отличие от других профессий, спрос на молодых. Ставка делается на тех, кому 23-25 лет, они более продуктивны. Опыт, конечно, никто не отменял: в цене те, кто уже попробовал себя на различных проектах.

По данным Центра компетенций по кадрам для цифровой экономики российского Университета 2035, работать в сфере IT можно и без специальной подготовки: на рынке востребованы все. Хотя шансы на трудоустройство, несомненно, выше у тех, кто получил специальное образование или какой-то опыт работы. Итак, согласно выводам, пальма первенства принадлежит специалистам, которые участвуют в процессах разработки и внедрения программного продукта. Они составляют больше половины от всех востребованных профессий. И тут на первом месте программисты – 60%; затем проектировщики и разработчики комплексных систем – 24%; разработчики-управленцы – 7%; другие специальности, без которых невозможно разработать и внедрить цифровой продукт – 9%.

Востребованы у работодателей и специалисты, имеющие в арсенале несколько языков, фреймворков и сред программирования – потребность в разработчиках-универсалах (full-stack) и разработчиках пользовательского интерфейса составляет больше 80% от числа вакансий в этой подгруппе. В то время как разработчик мобильных приложений – только 1%.

Язык мой – друг мой

На сегодня среди языков, используемых в программировании, выделяется десять основных. Среди самых востребованных –  Java и C#. Самый дорогой в рейтинге, но не пользующийся большим спросом – Ruby. Есть у него и ниша, в которой он используется чаще  – это веб-разработка. Второй по дороговизне язык, Golang, также не пользуется большой популярностью у работодателей. При этом специалисты выделяют три его главных преимущества: простота, стандартная библиотека и то, что он дает возможность  конкурентного программирования. В рейтинге востребованности языков он занимает третью с конца позицию. При этом, согласно исследованиям, зарплата за работу с самым дорогим языком в 1,5 раза выше той, что получает программист, работающий с наименее дорогим языком.

Но по мнению разработчика в Kodix Auto Александра Пантелеева, привязываться к языку — дилетантство.

«Хороший программист знает несколько языков и легко учит новые. Если фундаментальные знания разработки у специалиста крепкие, он может писать хорошо на любом языке. Поэтому начинающим программистам следует скорее определяться с направлением деятельности: web, native, mobile, micro и т. д.», – отмечает эксперт.

Цена вопроса

Согласно данным сайта vissam.ru,  средняя зарплата программистов в 2020 году составила: в России — от $1,5 до 2 тыс., на Украине и Белоруссии — от 1 до 1,5 тыс., в Чехии — от 2 тыс., в Германии — 2,6 тыс., в Канаде — $ 4,3 тыс. в месяц. Традиционно самая высокая — в США — от $ 6,2 тыс. Надо понимать, что уровень зарплаты программистов зависит от квалификации специалиста. Поэтому многие начали изучать язык программирования, углубляются в сферу веб-разработок, цифровых технологий и прочего.

Доход программистов стран СНГ редко превышает $24 тыс. По мнению аналитиков, на это влияют два фактора — язык программирования и регион.  

Если остановиться на Казахстане, то по данным портала Energyprom.kz, по итогам первого полугодия текущего года услуги в области компьютерного программирования превысили 150 млрд тенге. Консультационные и практические услуги в области информационных технологий выросли почти в 5 раз за год. Причем, рост объема услуг в этой сфере наблюдается пятый год подряд. Почти 90% объема услуг в секторе приходится лишь на два основных мегаполиса страны — Алматы (69,5 млрд тенге) и Нур-Султан (68,1 млрд тенге). Наибольший объем приходится на разработку программного обеспечения: 64,8 млрд тенге, что на 17,5% больше аналогичного периода прошлого года. Следом идут консультационные и практические услуги в области информационных технологий, которые выросли в 4,7 раза, до 34,4 млрд тенге. На сопровождение программного обеспечения приходится 7 млрд тенге, рост за год — на 15,5%.

И все-таки они уезжают

Согласно исследованиям, 67% иностранных IT-специалистов готовы рассмотреть возможность трудоустройства в других странах. По данным сооснователя и генерального директора HFLabs Дмитрия Журавлева, в России этот показатель составляет 58%. Это не значит, что им здесь плохо. Основная часть делает это из  любопытства: посмотреть и сравнить, как живут другие. Согласно более общей статистике, русскоязычные IT-специалисты чаще всего выбирают Германию, Англию и Нидерланды. В  иностранных компаниях (за исключением израильских) нет директивной манеры общения с сотрудниками, что очень нравится нашим российским специалистам.  Практически никто из программистов не хочет работать в Китае и Саудовской Аравии. Дело в том, что их информация  строится на негативных историях про устройство жизни в этих странах. Впрочем, немало и тех, кто возвращается. Но это уже, скорее, из области социума: сложнее построить романтические отношения, бюрократия и прочее.

Если посмотреть, как эта ситуация складывается на Украине, чьи специалисты по рейтингу онлайн-ресурса DOU занимают одиннадцатую строчку среди топ-50 стран лучших программистов, то их ждут в ряде стран Европы, Великобритании, Израиля. И не только потому, что они так хороши, а потому что им можно платить меньше, чем, скажем, программисту из Германии.

Специалист по IT-технологиям Анна Крупченко, работающая в Штатах, считает, что украинские айтишники сильнее американских коллег. «Некоторые американцы могут неделями работать над задачей, которую украинец, той же квалификации, решит за полчаса. У нас другой тип мышления», — считает специалист.

В текущем году отъезд казахстанских специалистов технического профиля притормозила пандемия. Как отмечает Bluescreen.kz, опираясь на данные  Finprom, если по итогам первого полугодия прошлого года страну покинуло 3,4 тысячи технарей, то в этом году эта цифра составила 1,8 тысяч специалистов. Разница существенная. Вопрос в том, как изменится данная ситуация после пандемии. Притормозит ли удаленка процесс отъезда. Впрочем, как считает 32-летний выходец из Павлодара Куат Исенов, несколько лет назад ставший одним из тысячи сотрудников Google после окончания  Massachusetts Institute of Technology (MIT), мир открыт для всех. Свой отъезд из Казахстана он не связывает с трудностями в трудоустройстве или зарплатой.

«Ушло понятие: они — мы. При нынешней глобализации, неважно, где ты находишься, главное — ты работаешь для науки, для будущего. Если говорить о работе в США, люди здесь более мотивированы, независимо от национальности. В компании, где я работаю, много сотрудников из Китая, Индии, возможно, потому что там и проживает больше людей. У меня в команде работают специалисты из Румынии, Польши, Китая и только один американец. Именно такой  разнообразный опыт помогает в реализации проекта», — говорит молодой человек.

А еще он считает, что у амбициозных людей в Штатах больше возможностей для развития.  

В хакеры пойду. Кто меня научит?

Фильм «Хакер» 1995 года, где засветилась молодая Анджелина Джоли, создал некую ауру вокруг взломщиков в сети. Но надо понимать, что за этим стоит несанкционированное получение доступа к данным, программам или оборудованию жертвы. Сегодня товаром становятся личные данные граждан.

«Хакеров интересуют вовсе не деньги на банковских карточках пользователей. Они — охотники за контактами. Им не интересны 50 тыс. тенге на вашей карте. Это слишком мелко и слишком опасно. Прежде всего, нужно понять, кто именно охотится за данными», — рассказал в одном из интервью агентства KazTAG специалист по информационной безопасности ОО «Национальный аналитический информационный ресурс» Дмитрий Бурминский.

Эксперт разделил охотников на три группы. Первая — идейные, которых интересует информация  госструктур, корпораций и прочих организаций. Полученные сведения они публикуют без всякой коммерческой выгоды. Вторая группа — это охотники за информацией, в основном работающие в бизнес-разведке, для которых важно получить информацию, чтобы ее перепродать. И третья, самая многочисленная, — начинающие учиться этому ремеслу, еще не представляя, как и что нужно делать. Их то, как раз и интересуют деньги с карточки обычных людей. С ними разбираются как спецслужбы, различные подразделения кибербезопасности, так и службы безопасности банков.

По мнению эксперта, самая опасная — это вторая группа, которую интересуют персональные данные. Дело не в деньгах на счету или информации, которая хранится в гаджетах, их интересуют связи и что из этого можно извлечь. 

По информации руководителя департамента расследований инцидентов информационной безопасности российской Group-IB Андрея Колмакова,

будущих хакеров привлекают через Telegram-каналы и хакерские форумы. Затем их обучают проведению атак.

«На протяжение всего 2020 года Group-IB наблюдала активный набор в преступные мошеннические сообщества. Порог входа существенно снизился: новых участников привлекают через Telegram-каналы и хакерские форумы с последующим обучением и вступительными бонусами», — отметил эксперт.

В октябре многие жители Праги «выявили» у себя COVID, о чем их уведомили путем CMC. При этом, большинство из них не сдавали соответствующего анализа. «Пошутили».

К слову, чтобы стать хорошим хакером — без таланта никак. Ведь технологии создают именно такие люди, значит надо быть умнее их. Впрочем, на каждого зверя есть свой охотник. Этим занимается кибербезопасность. По данным международных служб по обеспечению безопасности в области киберугроз, каждую секунду в мире подвергаются кибератаке порядка 12 человек, а ежегодно в мире совершается около 556 млн киберпреступлений, ущерб от которых составляет более $100 млрд. К слову, новости об очередной утечке данных появляются чуть ли не ежедневно. И это становится нормой.

По мнению управляющего директора казахстанского ТОО «Life2Win» Айнура Буровой, хакерские атаки — это уже давно не просто дело одного «энтузиаста».

«Сейчас действует огромный подпольный рынок, где продаются инструменты и информация, которые затем используются для проведения целевых атак. И понятно, что на этом рынке можно зарабатывать предлагая, например, украденные базы пользователей. Это и несет угрозу для современного бизнеса или пользователя: доступность инструментов для атаки. Наши специалисты постоянно мониторят такие утечки, и мы предупреждаем своих клиентов, если находим конфиденциальную информацию, касающуюся их бизнеса», — отмечает эксперт.

Причем, по ее мнению, под угрозой находятся абсолютно разные компании. 2017 год запомнился многим знаменитой атакой Wanna Cry, которая непосредственно затронула отечественный бизнес, по большей части сектор МСБ, где кибербезопасности практически не уделяется внимания.

«Тогда многим компаниям пришлось заплатить злоумышленникам, чтобы получить свои данные, которые были зашифрованы в ходе атаки. Так что соблюдать минимальные требования по безопасности  рекомендуем всем компаниям. Дело в том, что сами технологии на месте не стоят, и это расширяет возможности тех же хакеров», — отмечает Айнура Бурова.

Впрочем, и государственные мужи озаботились данной проблемой. В Германии, например, официально появились кибервойска — подразделения для защиты от нападений в интернете и в других компьютерных сетях. В Казахстане разработана программа «Киберщит Казахстана», которая рассчитана пока до 2022 года. Надо ожидать, что будет ее продолжение, ведь хакеры не дремлют. Значит, для кибервойск всегда будет работа.