Узнавайте первыми о новостях в нашем Telegram-канале

Цифровизация несмотря ни на что. Интервью с вице-министром здравоохранения Олжасом Абишевым

01/05/2020

10 мин

Медицина всегда была одной из самых главных сфер нашей жизнедеятельности, но именно в условиях пандемии ее положение стало особенно важным. За последние десятилетия цифровизация здравоохранения прошла большой путь, сменила несколько моделей и до сих пор продолжает меняться и развиваться.

Мы пообщались с вице-министром здравоохранения Олжасом Абишевым, который рассказал, каким путем сегодня идет цифровизация, каких изменений нам ожидать, и как IT-решения могут помочь врачам в том числе и в ситуации с коронавирусом.

Расскажите подробнее о цифровизации медицины. Какие основные направления, к какой модели вы хотите прийти в итоге? 

Это долгий процесс, к которому пришли не сразу. В 2005 году началось несколько государственных программ — «Информационный Казахстан», «Садаматты Казахстан», и на тот момент у нас были задачи поднятия необходимой инфраструктуры: компьютерное оборудование и внутренние сети. В то время были другие технологии: никто не знал о Big Data, об облачных решениях. До 2014 года мы «наплодили» более 20 систем, независимых друг от друга. Для врачей, которые с ними работали и были вынуждены вбивать одни и те же данные в разные системы, это был настоящий кошмар.

В 2014 году мы пригласили специалистов из Всемирной Организации Здравоохранения и Всемирного Банка в Казахстан. Они дали свои рекомендации, посоветовали отойти от нашей модели и развивать централизованное хранение данных. Так на свет появилась Концепция электронного здравоохранения в Республике Казахстан. В 2015 году мы совместно со Всемирным банком объявили конкурс на создание интеграционной платформы интероперабельности. Её концепция заключается в том, что государство разрабатывает необходимую инфраструктуру сбора, хранения и агрегации данных. Первичным звеном является медицинская информ-система, ее создают частные IT-компании и предлагают больнице как удобное решение.

Больница должна сама выбирать любое решение, которое ей нравится. В то же время уполномоченный орган в отрасли здравоохранения создает необходимые условия для единого хранения, разработки стандартов, разработки интеграционных профилей. Если ранее позиция государства была в том, чтобы разработать систему для всех, то теперь мы работаем над IT-инфраструктурой.

В рамках госпрограммы «Денсаулык 2016-2019» мы провели большую работу над тем, чтобы значительно сократить бюрократию в медицинских учреждениях. На начало 2016 года существовало более 625 учетно-отчетных форм, и все они велись в разных системах. Врачи забивали все эти формы, чтобы получить финансирование от уполномоченного органа для оказания медицинских услуг населению. 

За 2018 и 2019 годы мы наконец-то сократили число этих учетно-отчетных форм до 101. Начали объединять системы, чтобы упростить работу медицинского персонала. Врач просто занимается своим делом, а данные подтягиваются автоматически уже на стороне уполномоченного органа. 

Прошлым летом мы запустили «электронный паспорт здоровья» для всех граждан Казахстана. Любой гражданин может прийти в поликлинику или в больницу, и врач получит возможность открыть паспорт здоровья и увидеть всю его историю болезни.

Это лишь малая часть той работы, которую мы проделали. Самое главное, что мы создали единое хранилище структурированных данных на основе международных стандартов, медицинских записей о наших пациентах, что позволяет нам перейти ко второму этапу — это машинное обучение и искусственный интеллект.

С помощью аналитики Big Data мы хотим, не дожидаясь прихода пациента в больницу, предугадать вероятность его заболевания. Фактически, чем больше информации, тем лучше аналитика. В дальнейшем по государственной программе «Денсаулык 2020-2025» мы будем отправлять подобные уведомления гражданам.

Вы будете сами обрабатывать эти данные или привлечете сторонние компании?

Хранением и сбором занимается уполномоченный орган, но сама медицинская система, которая используется в больнице, выбирается на ее усмотрение. То есть любое учреждение вправе выбрать подходящую для себя информ-систему, если ее возможно интегрировать с информационными ресурсами государственного органа. Для разработки машинного обучения и искусственного интеллекта мы готовы сотрудничать со всеми, причем партнеры могут быть даже не из Казахстана.

На каком уровне, по вашему мнению, сейчас находится телемедицина? Какие услуги уже могут получать официально от государства граждане и какие вы планируете добавлять и расширять в ближайшее время?

В рамках «Кодекса о здоровье», который мы планируем утвердить уже осенью 2020 года, будет выстроена система «врач-врач-пациент». Чтобы человек мог получать в соответствии с НПА бесплатную консультацию, которую государство в последующем возместит медицинской организации, а врачи могли удаленно консультироваться друг с другом.

В связи с коронавирусом нам пришлось форсировать события, и мы планируем запустить проект уже через 10-11 дней. Прямо сейчас мы работаем над этим с местной IT-компанией. Врачи пытаются помогать людям дистанционно, созваниваются по видеозвонкам, но это неправильно. Мы должны четко вести учет и возместить это время нашим врачам, а пациенты должны понимать, что они получили качественную консультацию онлайн.

Конечно же, нельзя утверждать, что телемедицина способна заменить хирургию или реабилитацию. Однако она вполне может помочь, если вам нужно на вторичный прием или поговорить с аллергологом.

Что касается уже доступных услуг, то на сайте электронного правительства вы можете вызвать врача на дом, можете прикрепиться к поликлинике, получать справки, что не находитесь на нарко-, психо- или противотуберкулезном диспансере. Сейчас работаем над тем, чтобы перевести полностью в онлайн справку 086 формы. Это значительно упростит жизнь людям, которым не придется собирать множество справок перед тем, как устроиться на работу или на учебу.

У нас есть группа населения, которая либо не может позволить себе необходимый девайс для вашей системы, либо не имеет постоянного доступа в интернет. Как быть им в такой ситуации?

Это очень хороший вопрос, потому что проблему с проникновением интернета в отдаленные регионы мы наблюдаем по сей день. Помимо этого, да, не у всех есть возможность приобрести гаджеты, а значит им могут быть недоступны некоторые наши услуги, к примеру, та же телемедицина.

Это проблема решится до 2025 года в рамках обеспечения доступа населения к широкополосному интернету. У Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК есть утвержденный план по реализации этой цели. Но даже сейчас мы делаем все для того, чтобы покрывать максимальное количество населения нашими услугами. Если у человека нет смартфона, он может обратиться в колл-центр и записаться на прием. Или же он может прийти прямиком в больницу, показать свое удостоверение личности и увидеть историю болезней. Для многих подобная практика кажется небезопасной, но мы прорабатываем систему OTP (One Time Password), и пока человек на своем телефоне (не обязательно смартфон) не покажет пришедший ему код, то не получит доступ к своей амбулаторной карте.  

В нашей стране было уже несколько случаев утечки данных, а тут они к тому же очень личного характера. Как будет храниться информация внутри самих поликлиник?

Как специалист по информационной безопасности могу вам ответить, что самой большой угрозой является сам человек. Если исключить человеческую погрешность, то у нас остаются системные вопросы. Вы должны понимать, что у нас ежемесячно более 2500 атак на центры обработки данных Министерства здравоохранения. Наша команда постоянно борется с этим, защищает и проверяет целостность данных. Если же говорить отдельно о поликлинике, то по закону об информатизации любая информационная система, которая взаимодействует с информационными системами государственных органов, должна пройти сертификацию на информационную безопасность в ГТС (Государственная техническая служба) при КНБ.

Проводите ли вы какие-нибудь мероприятия среди персонала для их обучения цифровой грамотности?

Мне рассказывали историю: когда в 2008 году наши сотрудники ездили по регионам и проводили тренинги по кибергигиене, они замечали на мониторах некоторых сотрудников приклееные бумажки с логином и паролем. А вот в 2014 году эта бумажка оказалась под клавиатурой (смеется). К сожалению, даже на данный момент многие люди несерьёзно относятся к цифровым записям и больше доверяют бумаге. Каждый раз мы объясняем, что нельзя никому передавать свой пароль. Это как отдать ключи от квартиры чужому человеку. Мы работаем над тем, чтобы привить сотрудникам правила безопасности, но я должен признать, что это сложно и займет некоторое время.

Хотелось бы поговорить о такой теме как медицинское страхование. Как мы понимаем, на данный момент оно приостановлено?

Оно отложено в связи с тем, что ранее оно включало в себя расширенный пакет медицинских услуг. Но так как сейчас ЧП, все медицинские центры плановую госпитализацию приостановили. Поэтому мы решили, что сейчас нет смысла его запускать, чтобы сразу после карантина люди могли качественно получать те же расширенные пакеты услуг.

А что насчет средств, которые выплачивались ранее? Они все так же остаются на счетах медицинского страхования?

Эти средства никуда не тратятся — люди сейчас не могут воспользоваться услугами страховки, поэтому они сохраняются.

Вы уже упомянули о том, что готовы к сотрудничеству с IT-компаниями. Может быть, у вас есть уже пример готовых решений?

Последние три-четыре года мы активно работаем с разработчиками медицинских информ-систем.

Одним из таких партнеров стала школа программирования Alem School. Их посыл был таков: если у вас есть задача, мы вам поможем. Вместе с ними был разработан ситуационный центр COVID-19. Он полностью сделан сторонними лицами, и мы лишь выступили в качестве методистов. Хранение и обработка данных происходит на наших серверах, но сам продукт был создан сторонними разработчиками.

Сейчас мы ведем переговоры с иностранными компаниями, которые предлагают купить их продукт. Мы с этим, конечно же, не согласны, поэтому склоняем их показать нам методику и просим объяснить, как нам это сделать самостоятельно.

Недавно мы подписали соглашение с XLabs, с компанией из США, которая занимается системами искусственного интеллекта. ИИ поможет в прогнозировании распространения коронавируса. После двух недель тяжелых переговоров мы договорились провести трансфер знаний и тем самым сэкономили 1 200 000 долларов — именно столько стоит готовый продукт. Да, для государства это небольшая сумма, но почему бы эти деньги не инвестировать в местную IT-структуру?

XLabs согласились в качестве научного эксперимента отдать нам первичные коды, которые мы сейчас будем передавать нашим IT-компаниям.

Но в чем все-таки была выгода для американской компании? Она получает экспертизу в нашей стране?

Сейчас настало время охоты за данными. Для того чтобы алгоритм машинного обучения и искусственный интеллект становились лучше и качественнее, им нужны данные. Мы же в рамках совместного проекта готовы дать им деперсонализированные статистические данные, которые находятся в открытом доступе, в обмен на их методику. Фактически это бартер. Продавать личные данные незаконно, но очищенные статистические данные можно использовать в рамках научных исследований. Ведь эти данные не содержат никакой персональной информации.

К тому же, не факт, что эффективные алгоритмы, которые показали результат в США и Европе, окажутся такими же у нас, ведь стили жизни у людей кардинально отличаются.

Сейчас из-за эпидемии больше всего страдают врачи. В США и Европе прорабатывают решения, которые помогут врачам сократить количество контактов с зараженными и дистанционно наблюдать за теми, кто находится на карантине. Планируется ли у нас что-то для того, чтобы сократить количество заболевших среди медицинского персонала?

У нас две группы людей. Первая — это те, кто находятся на домашнем карантине. Эти граждане обязаны установить мобильное приложение Smart Astana либо предоставить свой номер телефона местному исполнительному органу, чтобы они могли мониторить, не нарушает ли человек режим карантина в соответсвии с Постановлением Главного санитарного врача РК.

Вторая группа — это те, кто лечатся в больнице. Для решения вопроса с количеством заболевшего медицинского персонала мы сотрудничаем с одной компанией, название которой мы сообщим в ближайшее время. Мы совместно прорабатываем вопрос о создании «виртуального врача» (планшет на ножках, если говорить доступно). Создан он будет для того, чтобы врач не рисковал своим здоровьем и мог удаленно проконсультировать больного. Самое главное, чтобы врачи оставались физически в чистом блоке.

Наша цель — минимизировать риски заражения. Сделать так, чтобы врачи меньше рисковали в той «грязной зоне», где им приходится в защитных костюмах контактировать с зараженными. Наши партнеры все расходы, связанные с этим проектом, взяли на себя в рамках социальной ответственности.

COVID-19 сильно ударил по бизнесу в нашей стране, но не затормозил ли он цифровизацию?

Коронавирус послужил большим стимулом для того, чтобы мы поменяли наш стиль жизни. Заказы еды, онлайн-совещания и работа из дома стали частью нашей жизни, но мы все-таки видим, что не весь сектор экономики готов перейти в онлайн. Но я думаю, что все, что можно было перенести в онлайн-формат, люди уже перенесли в целях собственной безопасности. Вирус — это ужасно, но для цифровизации он дал очень хороший стимул, несмотря на пагубное влияние на экономику.

От редакции: Уже сейчас можно заметить, что система здравоохранения сильно изменилась. Но мы верим, что это еще не конец, и в будущем нас ждет полный отказ от излишней бюрократии и внедрение новых технических решений, которые помогут сфере выйти на самый высокий уровень.

Похожие материалы

Похожие материалы

Похожие материалы