Криптовалюта: контролировать нельзя запретить. Разница в подходе России и Казахстана

05 июня 2020

5 мин

В последние годы особенно заметна странная тенденция: Россия сопротивляется общемировому прогрессу. Сначала силовые структуры и бизнес не могли поделить частоты, необходимые для 5G, а теперь представлен законопроект, который на корню пресекает любые попытки людей работать с криптовалютами и майнингом.

Что не так с российским законопроектом? 

Законопроект «О цифровых финансовых активах» в текущей редакции запрещает оборот биткоина, эфира и других криптовалют. Вполне может быть, что его примут уже осенью. Особое недоумение вызывает тот факт, что закон не запрещает покупать валюту на иностранных площадках. Возникает ощущение, что российские власти заинтересованы в развитии крипторынка во всем мире, кроме собственной страны.

Эксперты уже подсчитали, что отказ от одного только майнинга обернется для российской экономики потерей более $2 млрд в год! 

Стоит отметить, что криптовалюта изначально вызывала в РФ много споров и скандалов. В отличие от той же Республики Беларусь, в которой оперативно легализовали криптобиржи еще на самом пике популярности биткоина. В России же изначально высказывались против цифровых валют и планировали даже ввести уголовную ответственность за майнинг и продажу крипты.

А как дела обстоят в Казахстане?

Наша редакция поговорила с Ассоциацией блокчейн и индустрии дата-центров в Казахстане, принимавшей участие  в создании отечественного законопроекта. Проект Закона РК по вопросам регулирования цифровых технологий, затрагивающий в т.ч. цифровые активы, сейчас находится на рассмотрении в Сенате и ожидается к принятию в этом месяце.

История казахстанского законопроекта также началась в 2018 году. С самого начала Нацбанк РК занимал аналогичную ЦБ РФ позицию — оборот криптовалюты необходимо запрещать, криптовалюта несет только риски. МФЦА, будучи регулятивной песочницей с независимой юрисдикцией, занимал противоположную позицию и принял нормативные акты, легализующие и регулирующие криптобиржи и ICO. В прошлом году цифровые активы затронул в своем Послании нынешний президент Токаев:

«Правительству предстоит адаптировать законодательство под новые технологические явления: 5G, «Умные города», большие данные, блокчейн, цифровые активы, новые цифровые финансовые инструменты. Правительству следует продолжать оказывать содействие деятельности Международного финансового центра, который, по сути, приобрел Конституционный статус.
… Казахстан должен стать брендом в качестве открытой юрисдикции для технологического партнерства, строительства и размещения дата-центров, развития транзита данных, участия в глобальном рынке цифровых услуг»

По словам старшего координатора по законодательной работе Ассоциации Мади Сакен, регуляторный подход Казахстана вряд ли можно назвать прорывным с точки зрения обширных регуляторных разработок, внедряемых в национальное законодательство, однако является вполне разумным промежуточным компромиссом, отвечающим как рискам, так и возможностям развития рынка криптовалют. 

Несмотря на ограничительный подход государства к регулированию криптовалют, в ходе разработки законопроекта, во всей видимости, был найден компромиссный вариант, а вместе с тем и собственный подход к регулированию.

Основная суть

Законопроект определяет правовой статус цифровых активов и майнинга. Цифровые активы — это имущество, созданное в электронно-цифровой форме с применением средств криптографии и компьютерных вычислений, не являющееся деньгами, ценными бумагами. Цифровой актив не является средством платежа. Это, скорее, цифровой товар, переход прав на который осуществляется в цифровой среде. 

Определяются два подвида цифрового актива: обеспеченные (цифровые токены) и необеспеченные (криптовалюта). Цифровые токены являются цифровым средством учета, обмена и удостоверения имущественных прав, т.е. они обеспечены базовым активом в виде товаров, услуг. В международной практике это т.н. «utility tokens», используемые для токенизации сделок, товаров, услуг. 

Необеспеченные цифровые активы получены в результате майнинга, т.е. это криптовалюта. Выпуск и оборот необеспеченных цифровых активов на территории Республики Казахстан запрещается за исключением случаев, предусмотренных законодательством. Это означает отсылку к Конституционному закону о МФЦА и его нормативным актам, регулирующим криптобиржи. 

Этими нормами государство намерено решить несколько вопросов: обозначить правовой статус имущества, встроив его в действующее гражданское законодательство; отделить токенизацию от ценных бумаг, средств платежа и криптовалюты; ограничить оборот криптовалют до юрисдикции МФЦА, в которой уже предусмотрены лицензирование, процедуры ПОД/ФТ, KYC и иные регуляторные механизмы.

Такой же конкретный подход законопроект предлагает к определению майнинга и правам собственности на цифровые активы, полученные в результате майнинга. Помимо этого, закон позволит придать майнингу легальный статус.

Разработчики предложили следующий подход: майнинг – лишь процесс, но не предпринимательская деятельность. Доход, предпринимательская деятельность и налоги возникают в двух случаях: реализации (продажи) «добытой» криптовалюты или возмездных услуг предоставления вычислительного оборудования для целей майнинга. В последнем случае такая деятельность ничем не отличается от других услуг дата-центров и стандартно регулируется действующим законодательством. 

Возможности и риски

Майнинг в республике встает если не на магистральный путь, то определенно на твердую почву. Один из поводов для оптимизма – излишек производимой в некоторых регионах Казахстана электроэнергии, который можно утилизировать на энергоемкие вычисления, такие как майнинг, а также привлекательная стоимость электроэнергии.

Правительство в этом видит перспективы в развитии майнинг-бизнеса: кроме утилизации энергетических излишков, майнинг способствует росту вычислительной инфраструктуры. И после принятия законопроекта майнинг, возможно, выйдет на новый уровень. 

МФЦА может стать той площадкой, в которой смогут функционировать криптобиржи, обмениваться и торговаться криптовалюта, размещаться ICO и STO, привлекаться инвестиции. Но, разумеется, это будет сложно воплотить без участия казахстанских банков и финансовых организаций в МФЦА и поддержки Нацбанка. Есть надежда, что после принятия законопроекта банкам позволят осуществлять операции, связанные с криптовалютами, по сделкам с резидентами МФЦА. Возможно, что в ближайшее время к зарегистрированным криптобиржам добавятся кастодианы, провайдеры цифровых кошельков, брокерские и управляющие компании. 

Но стоит помнить и об определенных рисках, связанных с оборотом криптовалют. Чтобы избежать мошеннических и прочих рисков нужно грамотно подходить к вопросу контроля. В борьбе с угрозами, связанными с оборотом криптовалют (потеря средств вкладчиков, отмывание денег, финансирование незаконной деятельности), важно не увлекаться тотальным запретом, а последовательно развивать механизмы регулирования, например, на базе МФЦА. Один из самых главных рисков, о котором может забыть регулятор, связанный с тотальным ограничением оборота криптовалют, – стимулирование теневого оборота.

Вывод

Как мы видим, государство и частный бизнес в достаточной степени заинтересованы в том, чтобы дать возможность развития новым рынкам услуг, не создавая никаких искусственных барьеров и ограничений. Разумеется, контроль должен быть, но именно контроль, а не запрет: в противном случае государство рискует потерять не только экономические возможности, но и инструмент мониторинга и регулирования оборота криптовалют. 

Артем Волков