Развитие венчурного рынка в Казахстане

История пишется сегодня

Venture — рискованное предприятие или начинание с предоставлением инвестиций без банковских или иных гарантий. Венчурный бизнес является наиболее высокотехнологичным видом современного финансового менеджмента.

Если для Казахстана история создания венчурных фондов только начинается, то мировая практика относит это к 1946 году, когда в США генерал Джорджиза Дориот основал Американскую научно-исследовательскую корпорацию. Принято считать, что Fairchild Semiconductor — первая компания, которая была создана венчурным финансированием в 1959 году, а позже стала одной из ключевых фирм Кремниевой долины.

В 2003 году в Казахстане была принята стратегия индустриально­-инновационного развития, ориентированная на отход от сырьевой направленности экономики к экономике. Тогда было сформировано АО «Национальный инновационный фонд» (НИФ), задачей которого стала реализация политики на принципах партнерства с частным капиталом. Как отмечает магистр экономических наук Жанар Карабалина,  функция венчурных фондов, выполняемая НИФ, аналогична опыту стран Юго-Восточной Азии, Израиля, Финляндии, Германии и ряда других, где были созданы государственные «фонды венчурных фондов». 

По мнению заместителя Председателя Правления АО «Национальный инфокоммуникационный холдинг «Зерде» Павла Коктышева, казахстанский рынок венчурного инвестирования стремительно набирает обороты и активно растет.

«Это обусловлено как улучшением законодательства по вопросам венчурного финансирования, так и усилиями со стороны государства, нацеленными на создание благоприятной среды, стимулирующей развитие инновационно-технологического сектора экономики (деятельность Astana Hub, Tech Garden, Qaztech Ventures и МФЦА). В результате – быстрый рост активности в инновационной экосистеме страны. С учетом большого количество возможностей на всех этапах развития, предлагаемых экосистемой, и наличия примеров успеха стартапов в ИТ-секторе, активно формируется пласт предпринимателей, которые и стали движущей силой притока новых стартапов, что в свою очередь послужило стимулом притока инвестиций», — отмечает эксперт.

По мнению Павла Коктышева, рынок венчурных инвестиций в текущем году будет расти лучше, чем в предыдущие годы. Позитивным трендом можно считать появление целого ряда фондов с участием частного и государственного сектора таких как: 500 Startups, QUEST VENTURES,

Digital Ventures и MOST Ventures Fund.

Хочешь денег — проси совет

Фраза генерального партнера Accel Partners и венчурного инвестора Питера Вагнера уже стала самым повторяющимся эпиграфом на тему венчурных инвестиций:

«Когда я обращаюсь к банкиру, то задаю вопрос: сколько денег он мне даст? В случае же венчурной фирмы будет более уместным спросить: сколько денег она сделает для меня?».

Павлодарский стартапер, студент Toraighyrov University Рустам Кабден в поисках венчурного инвестора придерживается формулы: если хочешь денег проси совет, если хочешь совета проси денег. Вместе со своей командой он разработал энергоемкую климатическую систему Influx для очистки воздуха в помещении. Это, конечно, не ноу-хау, подобные приборы выпускаются в Германии и Украине, но, по словам студента, их разработка отличается не только технически, но стоимостью. Чтобы запустить серийный выпуск продукта, нужны инвестиции, которых у начинающих стартаперов нет.

«Самый эффективный способ поиска средств, это pitch самая короткая презентация проекта на различных конкурсах, хакатонах, где можно получить грант или другую финансовую поддержку. Суть даже не в призовом фонде, а в жюри, где каждый  потенциальный инвестор. Чтобы заинтересовать, необходимо очень постараться. Надо понимать, что сразу никто финансирование не предложит. Потенциальный инвестор оценивает сначала команду, затем идею, следующий этап  масштабируемость проекта. Если все это есть, можно рассчитывать на деньги», отметил Рустам Кабден.

По его словам, сами венчурные фонды стартаперов не ищут. Если только есть реально крутая идея, которая где-то засветилась. Согласно мировой практике, из десяти проектов, в которые были вложены инвестиции, выстрелит только один, но он окупит все инвестиции вместе взятые.

«Венчурный инвестор изучает не столько проект, а людей, готовых его реализовать. Что касается идеи, то всегда рассматривается вариант ее масштабирования, т.к. рынок Казахстана слишком мал. Второй момент: предложенная идея должна решать конкретную проблему. И, наконец,  проект должен выдержать конкуренцию. К слову, если ее нет, значит, рынок к данному продукту не готов», подчеркнул стартапер.

Как отмечает Павел Коктышев, пока сложно озвучить точную цифру инвестиций в стартапы.

«По нашим оценкам, объем рынка венчурного инвестирования по состоянию на 2020 год оценивается примерно $60 млн. При этом, до 40-50% рынка могут быть неучтенными в связи с закрытым характером сделок. Кроме того, на наш взгляд, на рынке наметилась четкая тенденция к повышению прозрачности», отметил эксперт.

Только стартапами и участниками Astana Hub в прошлом году было привлечено инвестиций на сумму более $30 млн. Павел Коктышев считает, что на данном этапе развития стартап-командам удобно работать с казахстанскими площадками, как Astana Hub и Qaztech Ventures, которые оказывают всестороннюю поддержку и выступают в качестве консультанта, привлекая крупные международные венчурные фонды.

Получи результат, зная немногое

Казахстан, по сравнению с другими странами с переходной экономикой, является достаточно привлекательным для иностранных инвестиций. При надлежащем развитии инновационной экосистемы и наращивании профессиональных компетенций участников рынка венчурное финансирование станет одним из ведущих направлений в стране. Этому должна способствовать и законодательная база. Как уточнил Павел Коктышев, на сегодня законодательство Казахстана затрагивает ряд вопросов, связанных с венчурным финансированием, но этого не достаточно.

«В целом, изменения законодательства по вопросам венчурного финансирования осуществлены лишь частично и требуют значительной доработки и уточнений. В частности, отсутствует инструменты по венчурному инвестированию: конвертируемый заем, инструмент SAFE (SimpleAgreementforFutureEquity). Отсутствует понятие “бизнес-ангел” и меры по стимулированию их деятельности, например, налоговые льготы и другие финансовые компенсации для бизнес-ангелов как инвесторов ранних стадий», добавил специалист.

Работа в данном направлении продолжается: ведутся проработки по закреплению «право на ошибку» при венчурном финансировании, предоставления гарантий венчурных инвестиций с учетом минимизации рисков инвесторов, участия квазигосударственного сектора в уставных капиталах (софинансирование).

По мнению эксперта, существующие благоприятные условия для ведения бизнеса в МФЦА и предложенные налоговые льготы для инвесторов будут иметь комплементарный стимулирующий эффект в привлечении иностранных инвестиций и росте новых технологичных компаний.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и читайте новости первыми!