Традиционные деньги уступают место цифровым

Известный фантаст Артур Кларк предсказывал, что в будущем человечество обменяет бумажные деньги на единую валюту, дав ей определение «мегаватт-час». И был недалек от истины.

Руками  не потрогать

Виртуальные деньги — еще вчера этот термин вызывал скептицизм, сегодня они завоевывают мировое пространство. Изначально надо понимать, что существует два вида таких денег: электронные и цифровые. Только на первый взгляд, это одно и то же. Специалисты же жестко разграничивают эти понятия. Электронные деньги — это дигитальная альтернатива наличным деньгам и означает, что они могут быть как в наличном, так и цифровом формате. Европейский центральный банк определяет электронные деньги как денежную стоимость, хранящуюся в электронном виде и используемую на устройствах для осуществления платежей. Цифровая же валюта является общим термином регулируемых и нерегулируемых денег. Они доступны исключительно в цифровой форме и не связаны с наличными. Цифровые валюты неосязаемы и могут управляться с помощью компьютера или электронного кошелька.

Все криптовалюты являются цифровыми деньгами, но не все цифровые валюты являются криптовалютами, т.к. имеются и другие цифровые валюты, например, электронное золото и игровые деньги. Цифровая валюта — это не только деньги в привычном понимании, но и технология, которая подходит для обеспечения государства финансовыми ресурсами. Проще говоря, внедрение цифровой валюты на государственном уровне может упростить и повысит собираемость налогов.

Впереди планеты всей

Три года назад генеральный директор финансового холдинга JP Morgan Chase Джеймс Даймон заявлял, что если бы у него был трейдер, торгующий биткоинами, он бы уволил его в ту же секунду по трем причинам: «это против наших правил, это глупо и это мошенничество». А 12 октября текущего года та же компания выпустила отчет, где упомянула первую криптовалюту, назвав $50 млн инвестиций Square в новый актив «сильным вотумом уверенности в будущем биткоина».

Сегодня  многие государства вполне реально примеряют возможность запустить свою виртуальную валюту. Надо понимать, что финансовый мир прежним уже не будет.

Китай уже вышел на финишную прямую по запуску «цифрового юаня». По данным издания South China Morning Post, объем средств, «прокаченных» Народным банком КНР в рамках проведения испытаний национальной цифровой валюты, составил более 1 млрд юаней.  Причем, цифровой юань рассматривается как финансовая инфраструктура будущего. В рамках тестирования новой валюты 50 тысяч жителей Шэньчжэня бесплатно получат по 200 юаней, которые необходимо будет потратить в течение шести дней.

Еще 2017 года президент РФ обмолвился о введении крипторубля, но  тогда вопрос был снят с повестки дня. И вот сегодня Банк России готов изучить вопрос целесообразности создания цифровой валюты. Окончательного решения пока нет. До конца года эксперты и участники рынка должны дать свое заключение на этот счет.

Тем временем, ЕЦБ, Банк Англии, ФРС США, Банк Канады, Банк Японии, ЦБ Швеции и Швейцарии подготовили документ «Цифровые валюты центральных банков: основополагающие принципы и основные характеристики». Правда, это не означает, что данные государства готовы к запуску криптовалюты на государственном уровне. При этом, банковская система выделила для себя три основных принципа, на которых должна строиться, если такой актив будет иметь место, будущая государственная криптовалюта и инфраструктура. «Центральный банк не должен ставить под угрозу денежно-кредитную или финансовую стабильность, выпуская собственную криптовалюту. Государственная криптовалюта должна сосуществовать и дополнять существующие формы денег и способствовать инновациям и эффективности», — отмечается в документе.

Впрочем, банки ряда стран уже запускают программы разработки и тестирования собственных криптовалют. Например, Банк Кореи протестирует распределение государственной криптовалюты в 2021 году. ЦБ Канады считает, что государственные криптовалюты имеют больше рисков, чем преимуществ, а Deutsche Bank — что их внедрение может привести к протестам.

Мнение эксперта

Olzhas Tuleuov, почерпанное с его страницы на Facebook:

«На днях Банк России опубликовал доклад для общественных консультаций о “цифровом рубле”, в котором максимально подробно описал данную тему для принятия фидбэка от экспертного сообщества и в целом широкой аудитории.

На фоне этой новости, в казахстанском финансово-экономическом и IT-сообществах, усилилась дискуссия, как в целом о цифровых валютах, так и в частности о перспективах цифрового тенге Нацбанка. Все это очень здорово, учитывая, что данная тематика цифровой валюты, эмитируемой ЦБ, все больше становится неизбежным глобальным трендом, за которым рано или поздно последуем и мы.

Вместе с тем, знакомясь с мнениями казахстанских экспертов (как правило из IT-сегмента) на тему цифрового тенге понял, что отсутствует полное методологическое и категориальное понимание того, чем же на самом деле с технической точки зрения является цифровая валюта ЦБ, в нашем случае цифровой тенге. В частности, цифровую валюту, эмитируемую ЦБ, участники дискуссий называют криптовалютой, вероятно выставляя ее в один ряд с известными для многих биткойном, эфиром и другими стейблкойнами. Даже представители министерства цифрового развития Казахстана идею цифрового тенге называют «криптотенге». На самом деле, в первую очередь, с финансово-экономической, а затем и с технической точки зрения подобная формулировка, когда любую цифровую валюту (тенге, юань, рубль и т.д.), эмитируемую центробанком, называют криптовалютой, приравнивая ее к стейблкойнам, не совсем верна. Далее поясняю почему.

Для начала надо отметить, что, несмотря на растиражированное в масс-медиа мнение, криптовалюты и стейблкойны нельзя считать деньгами с точки зрения экономической категоризации. Об этом говорится и в самом докладе Банка России: «Криптовалюты и стейблкойны не являются деньгами, так как они не могут полноценно выполнять все функции денег, а также нет надежного гаранта, обеспечивающего легитимность и надежность их создания и использования. Их цена, курс обмена на деньги, подвержена значительным колебаниям. Использование этих активов сопряжено с высокими рисками существенных финансовых потерь для граждан, а также их применением в целях отмывания денег/финансирования терроризма и для обслуживания теневого оборота, поэтому в России их использование для расчетов запрещено законом».

К чему же тогда относятся криптовлюты и стейблкойны? Обратимся к докладу Банка России: «Криптовалюты — децентрализованные виртуальные валюты, основанные на математических алгоритмах и защищенные методами криптографии, работающие в децентрализованной платежной системе.

Стейблкойны — разновидность криптовалют со встроенными механизмами стабилизации их курсов по отношению к другим активам или обеспеченные данными активами».

Тогда, что из себя представляют разрабатываемый китайскими банками  «криптоюань», проекты по «криптоиене» в ЦБ Японии, «крипторублю» в России и т.д.? На самом деле, указанные выше финансовые активы, которые разрабатываются на государственном уровне центральными банками мира семантически не именуются с приставкой «крипто» и методологически не относятся единственным образом только к технологии криптографии и блокчейн. Подобные активы, формируемые центральными банками, классифицируются в категорию «цифровых валют центральных банков», или central bank digital currency (CBDC).  Это более широкое определение, нежели просто «криптовалюта».

Вместе с тем, исходя из анализа экономистов Bank of International Settlements  и Bech и Garratt еще в 2017 году, был сформулирован так называемый «Денежный цветок», классифицирующий все возможные современные активы, которые хотя бы частично могут выполнять функции денег. Согласно данному «Денежному цветку» к цифровой валюте  относятся все общедоступные цифровые деньги центрального банка, которые могут аккумулироваться не только в децентрализованных структурах , но и на резервных счетах и картах. При этом, CBDC нельзя противопоставлять, как это принято с криптовалютами, фиатным деньгам наличной и безналичной формы. CBDC — это не альтернатива, а отчасти один из видов фиатных денег, функционирующий в рамках контролируемой ЦБ платежной системы.

Таким образом, отчасти более понятная и упрощенная дефиниция «криптовалюта» («криптотенге», «крипторубль» и т.д.), и тем более «стейлбкойн», подразумевающие цифровой финансовый актив, исключительно эмитируемый децентрализовано (p2p) и в открытом доступе, не отражает всю суть CBDC – цифровой валюты центрального банка. Так, механизм реализации (эмиссия) CBDC может следовать не только DTL-технологии (пример Швеция, США), но также быть как в реестре самого центробанка (централизовано, Норвегия), так и в реестре коммерческих банков, то есть в гибридной форме (Китай).

(орфография и пунктуация автора сохранены — прим.ред)

Будущее без пластика

Еще 30 лет назад было трудно представить, что интернет будет в кармане. Сейчас также никто не верит, что цифровые деньги будут присутствовать в нашей жизни виртуально. Бумажные купюры становятся атавизмом. К примеру, в Индии вывели из оборота наличку крупным номиналом. Не исключено, что эта участь через время коснется и пластиковых карт. Эксперты уверены, что будущее за цифровыми сертификатами. Вся финансовая информация будет храниться в виде кода и может быть размещена в любом устройстве: от смартфона до микрочипа. Насчет безопасности большой вопрос.

Прогресс не остановить. Например, два года назад компания Adidas выпустила кроссовки, которые могли оплатить проезд в общественном транспорте Берлина.

Эксперты уверены, что в будущем, причем недалеком, денежная система станет независимой от политиков или банкиров и будет управляться сообществами и платформами частного кредитования. Аналитики финансового рынка не исключают вероятность появления некой единой мировой валюты. Эволюция электронных денег последнего десятилетия дает к этому все предпосылки. Российский интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев считает, что криптовалюты — это не вопрос технологий, «это вопрос перехода из одного социально-экономического уклада в другой. Чтобы понять, что меняется — мы должны выйти из системы и посмотреть на нее снаружи. И поставить самые фундаментальные представления о нашем жизненном укладе под сомнение».

Цифровизация проникает во все области нашей жизни, и финансовые отношения — не исключение. Уже сейчас цифровые валюты стали альтернативой реальным деньгам, а в ближайшие годы могут совсем вытеснить столь привычные нам купюры и монеты из обращения. Благо ли это? Однозначно да, так как использование виртуальных валют позволит нанести сокрушительный удар по теневой экономике, сделав все финансовые процессы максимально прозрачными и безопасными.