Узнавайте первыми о новостях в нашем Telegram-канале

Будущее 5G в Казахстане. Беседа с экспертами

17 мая 2019

8 мин

Куанышбек Есекеев, Нурлан Мейрманов, АО «Казахтелеком», фото АО «Казахтелеком» для блюскрин.кз
Руководители АО «Казахтелеком», стенд 5G на Астанинском экономическом форуме

В отличие от предыдущих протоколов 3G/4G/LTE, почти полностью ориентированных на «бытовую» модель потребления, от стандарта 5G мы ждем целый набор принципиально новых возможностей: высочайшую скорость передачи данных, высочайшую (уж простите за повтор) плотность устройств на квадратный километр и низкую задержку, она же латентность.

Параметры новой сети весьма серьезные и требуют более высоких частот: для первичного запуска называются 3,5 ГГц и миллиметровые волны – 28 ГГц. И тут, кроме набивших оскомину разговоров про военных, которые явно не спешат отдавать эти частоты, есть и чисто количественная проблема. Для того чтобы обеспечить покрытие в 5G, привычное и характерное для сетей 3G/4G/LTE, требуется построить в 3-5 раз больше базовых станций, не говоря об остальной инфраструктуре типа ЦОДов, нагрузка на которые возрастет в десятки раз.

И счет здесь, боимся, пойдет на миллиарды. Которые вряд ли вдохновят операторов, да еще на фоне скромных темпов роста доходов телекома по всему миру. Например, топ-менеджер крупного европейского оператора на одном из профильных форумов сокрушался, зачем ему, мол, вкладывать миллиарды евро в сети нового поколения, модель потребления услуг которых еще не ясна. И он во многом прав – сегодня в операторской среде всё чаще говорят о том, что строительство сетей пятого поколения вряд ли будет успешным без создания консорциумов из заинтересованных сторон: например, оператор-государство-промышленность. Для того чтобы снизить риски, и для того, чтобы снизить финансовую нагрузку.

С другой стороны, такой подход может породить колоссальное расслоение, этакий телекоммуникационный гэп: получается, что там, где нет развитой промышленности, вход для 5G заказан? Или проблема только в количестве денег, которые участники рынка готовы вложить в это туманное пока еще начинание?

5G в Казахстане – цена вопроса?

Весь 2018 год вокруг 5G в Казахстане было много информационного шума. В основном эксперты спорили по поводу сроков пилотных запусков сети. Даурен Абаев, глава тогдашнего министерства информации и коммуникаций, называл вторую половину 2019-го. И проводиться они должны в Алматы (и области) и в Астане (ныне Нур-Султане и Акмолинской области). Правда, о стоимости пилота Абаев не говорил. Попытаемся восполнить пробел.

Зарина Кажмаганбетова, менеджер группы консультирования в области IT в KPMG в Казахстане и Центральной Азии, оценивает стоимость начального запуска 5G в Алматы в сумму 25-40 млрд тенге. Первая оценка (около 29 млрд тенге) базируется на исследовании ФГУП «Научно-исследовательский институт радио» (НИИР) по заказу Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ, в которой внедрение 5G в городах-миллионниках оценено в размере 163 млрд при самостоятельном строительстве сети каждым оператором, 114 млрд рублей – при совместном использовании инфраструктуры и 72 млрд рублей – в случае единого инфраструктурного оператора.

Зарина Кажмаганбетова, менеджер группы консультирования в области IT в KPMG. Фото от KPMG для блюскрин.кз.
Зарина Кажмаганбетова, KPMG

Вторая основана на стоимости компонентов сети (источник – Ougton, Frias, «The cost, coverage and roll out implications of 5G infrastructure in Britain», Telecomunication Policy, Volume 42, Issue 8, September 2018, Pages 636-652). «Стоимость одной соты без дополнительных затрат составляет 2500 фунтов, при этом, покрытие данной соты в 1000 раз меньше, чем у соты стандарта LTE. При данных входных условиях строительство сети 5G в Алматы ориентировочно составит около 35 млрд тенге. Таким образом, в случае строительства сети каждым оператором по отдельности, общие затраты на покрытие Алматы, по грубой оценке, могут составить сумму в упомянутом диапазоне – от 25 до 40 млрд тенге», – резюмирует она.

По мнению Олега Снимщикова, технического директора «Beeline Казахстан», стоимость внедрения будет зависеть от двух факторов: частота и ширина полос в выделенном под 5G диапазоне.

Олег Снимщиков, «Beeline Казахстан». Фото блюскрин.кз
Олег Снимщиков, «Beeline Казахстан»

«Именно эти показатели влияют на количество станций, необходимых для создания уверенного покрытия сетью. Чем шире полоса, тем меньше станций необходимо установить для создания одной и той же емкости сети. В зависимости от этих двух вводных, стоимость внедрения на первоначальном этапе в масштабе всего казахстанского рынка может составить сотни миллионов долларов», - детализирует он.

Битва за частоты

Частоты. Это ключевой вопрос для 5G. В «Казахтелеком» по этому поводу говорят, что был запрошен миллиметровый диапазон у регулятора, и высока вероятность, что данный частотный диапазон будет закреплен впоследствии за оператором. Пока не совсем ясно, о каком именно диапазоне идет речь, но, судя по описанию главного директора по инновациям оператора Нурлана Мейрманова, это диапазон V-band 57-66 ГГц.

Нурлан Мейрманов, АО «Казахтелеком». Фото от АО «Казахтелеком» для блюскрин.кз.
Нурлан Мейрманов, АО «Казахтелеком»

Для сравнения, эксперт упомянул о настроениях российских военных, которые придерживаются мнения, что сотовым операторам рано передавать в пользование частоты для развертывания связи пятого поколения (диапазон 3,4–3,8 ГГц). Понятно, этот пассаж про военных возник не просто так – на постсоветском пространстве эти частоты находятся в их ведении, а значит, что тут назревает конфликт интересов, который можно решить только на очень высоком уровне.

Болатбек Толкунов, заместитель главного технического директора Tele2 и Altel, на вопрос о частотном ресурсе сказал следующее: «На сегодня перед операторами и регуляторами стоит большая задача по высвобождению нужных частот для целей 5G. Кроме того, оператором необходимо будет кардинально перестроить и модернизировать сети передачи данных для подключения базовых станций 5G.

Болатбек Толкунов, Tele2 и Altel. Фото от Tele2 для блюскрин.кз
Болатбек Толкунов, Tele2 и Altel

Наконец, перед ними будут стоять и другие задачи, которые необходимо будет решать перед внедрением 5G, например, нехватка мощностей электропитания на существующих базовых станциях, радиофобия жильцов многоквартирных домов, требования санитарно-эпидемиологических норм, которые в Казахстане являются одними из самых жестких в мире».

Non-Standalone или standalone?

Это непрекращающаяся дискуссия, которая во многом увязана с упомянутым триумвиратом заинтересованных сторон (гипотетически) – оператор-государство-промышленность. Здесь, по мнению Зарины Кажмаганбетовой, следует учесть, что с точки зрения операционной эффективности, мобильные операторы могут рассматривать режим standalone (SA) как более приемлемый к реализации, так как архитектура в данном случае выглядит проще. С другой стороны, несмотря на недавнюю положительную динамику в пользу выбора режима SA от китайских и глобальных операторов, существует также целый ряд операторов, предпочитающих режим NSA. «Для некоторых операторов это решение основано на преимуществе time-to-market, способности развернуть 5G как можно скорее. Для других этот вариант также тесно связан с затратами, так как по определению режим NSA – это радиосвязь 5G с базовыми сетями LTE, что позволяет сэкономить на стоимости построения базовой сети, по крайней мере, на начальном этапе», - поясняет она.

Наиболее реалистичный сценарий в Казахстане – Non-Standalone 5G. Инфографика для блюскрин_кз

Таким образом, наиболее реалистичный сценарий в Казахстане – Non-Standalone 5G, когда компании будут использовать существующие базовые станции LTE, чтобы приступить к развертыванию сетей пятого поколения. И здесь, по мнению эксперта, возможно 3 сценария. Первый – самостоятельное строительство каждым оператором собственной сети. Второй – совместное строительство (к этому чуть позже в свете недавних событий). Наконец, третий сценарий – использование единого инфраструктурного оператора, которым вполне может выступить доминирующий оператор связи. Понятно, что пространство для маневров здесь не такое большое, учитывая, что рынок выглядит фрагментированным. «Финальное же решение зависит от принятой концепции акционеров операторов связи и регулятора при распределении частот», - резюмирует менеджер группы консультирования в области IT в KPMG.

«Вопрос NSA или SA сейчас активно обсуждается и, опять же, зависит от целей правительства касательно развития телекома в Казахстане. Я лично не верю в возможность создания конкурентного рынка при сценарии существования единого инфраструктурного оператора», - считает технический директор «Beeline Казахстан».

Кстати, подтверждением того, что Non-Standalone 5G выглядит очень реалистичным сценарием, пришло прямо от упомянутого выше евангелиста 5G в «Казахтелекоме» Нурлана Мейрманова. Он пишет на своей странице в Linkdin: «Прорабатываем вместе с регулятором высвобождение на тестирование первых 100 МГц частот для сетей 5G в Казахстане в диапазоне 3,6-3,7 ГГц, который является рекомендуемым в мире для развития сетей 5G в условиях плотной городской застройки... Заказали первый 5G NR комплект в режиме Non-Stand-Alone (базовая станция, 5G ядро, смартфон с модемом Snapdragon X50). Готовим локацию в Нур-Султане, и если все сложится хорошо, то в ближайшее время протестируем сервисы eMBB, URRLC, скорости и латентность».

Слово за инфраструктурным оператором

Чуть раньше, когда мы выражали мнение одного из топ-менеджеров европейского оператора, немного затронули тему консорциумов, то бишь, коллабораций. По мнению Зарины Кажмаганбетовой, успех любого проекта, в первую очередь, зависит от тех выгод, которые должны быть достигнуты ключевыми заинтересованными сторонами по результатам его реализации. «Можно прогнозировать рост услуг O2O (operator-to-operator), при этом, необязателен единый инфраструктурный провайдер, – констатирует она. – Возможно, будет лучше работать гибридная модель. Ну, а конкурентное преимущество операторам следует формировать в предложениях B2B в части платформ: IoT, Edge Computing, сбор и анализ Big Data как услуга, маркетплейс «под ключ» (с роботизацией, CRM, телефонией)».

Технический директор «Beeline Казахстан» смотрит на проблему объединения усилий оптимистично: «В нашем портфеле уже имеется пример такого сотрудничества. Благодаря соглашению о совместном строительстве сети 4G между операторами, которые на тот момент оба были независимы, выиграли и абоненты, и в целом рынок. Этот опыт применим и к внедрению 5G, при соблюдении условий равного доступа к технологии и ресурсам. Государству при этом логичнее заниматься организацией и контролем за соблюдением правил игры, давая равные возможности всем игрокам рынка, а не финансируя отдельных его участников и «приоритетизируя кого-то из них».

Кирилл Страшенко, заместитель директора технического департамента по радиосети АО «Кселл», считает, что преимущество в вопросе 5G у инфраструктурного оператора, который, разумеется, обладает большой пропускной способностью транспортной сети.

Говоря о коллаборации, он замечает, что «Кселл» будет использовать все возможности, доступные, благодаря синергии с АО «Казахтелеком». «От государства потребуется, как и при запуске сетей 4G, решить вопрос с выделением соответствующего частотного спектра. Что касается включения бизнеса, то уже сейчас мы видим активизацию компаний, которые видят для себя большие перспективы в развитии отрасли IoT», - оптимистично прогнозирует он.

 Кирилл Страшенко, АО «Кселл». Фото блюскрин.кз
Кирилл Страшенко, АО «Кселл»

Болатбек Толкунов мыслит в том же направлении. «Учитывая, что 5G потребует существенной модернизации и сетей передачи данных, появление единого инфраструктурного оператора вполне возможно. Реалистичность данного сценария во многом зависит от ландшафта рынка связи к моменту внедрения сетей 5G», – считает он, добавляя, что со стороны государства потребуется проработка вопросов выделения частотного ресурса для сетей 5G, модернизация сетей электроснабжения, пересмотр санитарно-эпидемиологических норм в сторону современных трендов.

Похожие материалы

Похожие материалы

Похожие материалы