Узнавайте первыми о новостях в нашем Telegram-канале

Казахстанский IT-стартапер должен работать 72 часа в сутки

  • Bluescreen / TECH, Статьи / Казахстанский IT-стартапер должен работать 72 часа в сутки

17 февраля 2019

3 мин

Какими мотивами должна руководствоваться наиболее активная и творческая прослойка нашего бизнеса, чтобы соответствовать современным реалиям IT-рынка?

Пост Адмета Акхтера про казахстанские стартапы, автор фото: mavo, Shutterstock для сайта bluescreen.kz
На повестке дня - облик казахстанских стартаперов, автор фото: mavo, Shutterstock

Как бытие формирует наше сознание, так и образ мышления казахстанского стартапера полностью зависит от закономерностей и традиций местного рынка. Я бы хотел в своем очерке рассказать о собственном видении стартапера, которое опирается на мой опыт работы продакт-менеджером в проекте Pillowz.kz.

И начну свой рассказ, разумеется, с инвестиций. Ведь вполне очевидно, что характер и масштабы местного IT-бизнеса если не целиком, то во многом зависят от формата вкладываемых в рынок денег. Например, я уверен, что не следует пытаться получить возврат инвестиций в первые 3-5 лет. Мало того, нужно избегать инвесторов, которые стремятся к окупаемости в указанные выше сроки.

Адмет Акхтер, представитель казахстанских сервисов и стартапов, фото автора для сайта bluescreen.kz
Адмет Акхтер, product manager Pillowz.kz

Доходы в стартапе с рабочей моделью должны перенаправляться в развитие. Именно поэтому в стартапы идут не традиционные инвесторы, а венчурные капиталисты — они не боятся ходить по минному полю, где шанс прогореть особенно высок. Венчурный бизнес всегда действует в логике будущей перепродажи выкупленной доли, и в его формулу успеха закладывается потенциал быстрого роста капитализации стартапа, а не ожидание фактических доходов.

К примеру, Airbnb вышла на уровень прибыльности только в 2017 году, спустя 8 лет после запуска и завоевания глобального рынка. А Джефф Безос с Amazon говорил конкурентам, гребущим миллионы: "Ваша маржа — это моя возможность".

Я бы вложил деньги в стартап с понятной мне бизнес-моделью и перспективами на рынок, причем не локальный, а глобальный. Акцент сделал бы на команду проекта — от нее зависит практически 70% успеха, остальные 30% — рынок. Если потребуются деньги, перепродал бы долю. Если нет, то держал бы как можно дольше. Почему нет, если есть пространство для роста?

Отсюда и вырисовывается более-менее ясная картина перспективных для нашей почвы стартапов. Например, я вижу потенциал в проектах автоматизации работы бизнеса или создания инфраструктуры/экосистемы для отдельных сообществ. Образцом такого проекта является сервис Учет.kz, без которого бухгалтеры чувствует себя как без рук. И платят за подписку. В гонке на выживание имеют весомые шансы образовательные платформы формата online education.

Разумеется, нам следует использовать особенности нашего локального бизнеса. Например, относительно низкие издержки на этапе разработки открывают доступ на более крупные рынки. Можно представлять интересы глобальных корпораций на рынках СНГ, как это делает Яндекс с Uber в России. Уверен, что в ближайшие 3-5 лет такие масштабные представительские проекты будут на слуху. В конце концов иностранные компании могут попросту выкупать наши стартапы, если у них будет успешная бизнес-модель, не ориентированная на рынок СНГ.

А теперь, с учетом всего сказанного, попробуем вывести некий обобщенный lifestyle современного казахстанского стартапера. Я представляю себе его так: человек с предпринимательским складом ума, 28-35 лет. Знает английский на уровне не ниже Upper Intermediate, увлекается сериалами типа "Кремниевая долина". Грезит об успехе и работает 48 часов в сутки, а то и 72. В первые годы активного бизнеса может забросить свои привычки, например, вместо чтения книг переключается на занятия спортом. Возможно, набирает вес или даже худеет из-за стресса. Родственники часто теряют с ним контакт, как это и бывает с человеком, одержимым бизнес-идеей.

Отдельной темы разговора достойна такая черта стартапера как многозадачность. На старте практически любого стартапа ощущается острый недостаток ресурсов для найма кадров. Человек вынужден заниматься делами, о которых в принципе никогда не задумывался. Когда впереди маячит жесткая вилка: или адаптация под нужды рынка или смерть продукта, приходится "съедать собаку за собакой", пока доведешь продукт до этапа тестирования. А ведь есть еще конкуренты…

В общем, быть казахстанским стартапером означает обладать недюжинной силой воли, быть способным к концентрации внимания и дисциплине. Голый энтузиазм обычно выгорает быстрее, чем появится MVP*.

*MVP - minimum viable product.

Подписывайтесь на Telegram-канал автора: https://t.me/ghacking

Похожие материалы

Похожие материалы

Похожие материалы