Канал интересных IT-статей

Болезни роста электронного карточного эквайринга в Казахстане

Author: Editorial
11 января 2019

Ситуация устраивает и банки, и бизнес, а правительство не совсем понимает, как её изменить

Казахстан относится к странам с высокими финансовыми рисками для международных платежных систем, и это не способствует развитию электронной коммерции в стране.

В рамках программы «Цифровой Казахстан», а также просто в соответствии с веяниями времени государство декларирует всяческую поддержку электронной коммерции и безналичным платежам. Этот рынок развивается достаточно стремительно, но в Казахстане всё ещё любят платить «налом», и желаемая цифра в 50% от всего денежного оборота на потребительском рынке пока недостижима.

Причины подобной ситуации кроются в достаточно сложной структуре взаимоотношений на рынке онлайн-платежей. Казалось бы, у нас и банки достаточно технологичны, и население очень хорошо оснащено банковскими карточками, но немалый вклад в конечную стоимость для потребителя вносят банкоматы и платежные терминалы. Да, некоторые банки в качестве маркетинговых преимуществ своих карточек предлагают возможность безкомиссионного снятия наличных едва ли не в любом банкомате мира, но вот терминалы обычно зарабатывают в среднем 5-10% с каждого платежа, и зачастую эту комиссию платит потребитель.

С банковскими картами всё лучше, но ненамного. Комиссия за приём платежа в большинстве случаев лежит на мерчанте, то есть того, в чью пользу осуществляется платеж. И здесь начинается самое интересное. Ставки на эти комиссии составляют в среднем 2,5-3%. На рынке работают такие игроки как Qazkom/Halykbank, Processing.kz, Альфа-Банк и несколько других. Они предлагают такую схему: на сайт или в приложение продавца размещается платежный виджет типа ePay от Qazkom или Halykpay, а с продавцом подписывается договор, по которому на счёт продавца в банке зачисляются все средства, поступающие с платежей всех карт на его сайте. За это банк или процессинговая компания требуют свои 2,5-3%. У Qazkom договора начинаются с 2,9% с каждой транзакции, при росте объемов ставка может быть снижена. Столько же предлагает Processing.kz, который размещает средства продавца в одном из своих банков-партнеров («Нурбанк» или «Сбербанк», например, которые не имеют собственных карточных эквайринговых систем).

Чтобы понимать, много ли или мало эти 3%, нужно знать, что они в себя включают. Когда совершается платеж с карты, происходит транзакционный обмен данными, в котором участвуют (как минимум):

В этой схеме комиссионный доход от платежа должны заработать: в первую очередь, международная платежная система, которая устанавливает комиссионную ставку в зависимости от страны, типа оплачиваемого товара или услуги, а также класса банковской карты (Visa Classic, Gold или Platinum; дебетовая или кредитная карта). Во вторую очередь, банк-эквайрер карты, осуществляющий транзакцию. В третью, процессинговая компания, если она наличествует.

Всё это выливается в 3%. Самой большой проблемой здесь является комиссия международной платежной системы – так называемый Interchange fee. Для Казахстана Visa и Mastercard устанавливают ставки в среднем порядка 1-1,5% (globalpaymentsinc.com, visaeurope.com) или выше, в зависимости от типа используемых карточек. Это достаточно дорого, учитывая аналогичные ставки в развитых странах Европы на уровне 0,2-0,3%.

Банк-эквайрер и/или эквайринговая компания зарабатывают «скромные» 0,5-1,5%, в зависимости от объемов транзакций у мерчанта. В эти ставки закладываются инвестиции и операционные расходы банков на осуществление транзакций, интеграцию с сайтами клиентов, а также риски фродулентных платежей. Альфа-Банк, предлагающий достаточно хорошие условия по эквайрингу (порядка 2%, включая interchange, при хороших объемах), имеет в России одну из самых сильных команд по работе с фродом, что делает его эквайринг достаточно конкурентным.

От случая к случаю банки готовы снижать свою долю, временами помогая всевозможным так называемым fintech-стартапам, основная цель которых – отхватить кусочек от этих 0,5-1,5% в комиссионном доходе или попытаться заработать хотя бы на оборотах или смежной финансовой или коммерческой деятельности. Примерно так работают приложения «Рахмет» и «Senim» с QR-кодами, а также большинство электронных кошельков, чья суммарная доля на рынке весьма незначительна. Все они зависят от банков, зарабатывающих на эквайринге.

Конечно, и банки, и даже международные платежные системы делают исключения для того, чтобы продвигать новые продукты. Например, EMV QRCPS на платформе mVisa – QR-коды, которыми занялся Казком, стоят пока всего 1% для мерчанта. Но это скорее исключение, и исключение для достаточно узкого применения.

Таким образом, пресловутые 3% — ещё один и достаточно серьезный барьер в развитии электронной коммерции и цифровизации платежей в стране. QR-коды, NFC, интегрированные с eGOV платежные системы и прочие радости высоких транзакционных технологий не принесут никакого эффекта, если весь потенциал развития цифровизации данной отрасли будет нивелироваться высокими ставками на простые услуги и отсутствием конкуренции.

Смотрите также