Канал интересных IT-статей

Маленький рынок для больших данных. Опыт работы Petrel AI

Author: Editorial
11 января 2019

Беседуем с Асхатом Мурзабаевым, одним из немногих профессионалов, оседлавших рынок больших данных

Асхат Мурзабаев, выпускник университета им. Сулеймана Демиреля, имеет опыт работы в Twitter, BNP Paribas, Barclays, Казкоммерцбанк. В настоящее время занимается развитием собственной компании Petrel AI, казахстанского игрока на рынке больших данных, машинного обучения и искусственного интеллекта для бизнеса.

Можно ли говорить о том, что в Казахстане сформировался рынок больших данных?

Казахстанский рынок движется к большим данным, но не знает, как оценивать и получать прибыль. И не понимает, в чем разница между большими данными и BI (Business Intelligence – прим. ред.).

Оно и ясно, ведь если говорить о BI, то можно предполагать точность прогноза на уровне условных 80%, в то время как большие данные – это шаг вперед уже от этих 80%, повышение их точности на ещё 10-12%. Это достаточно тонкие материи, необходимость в которых возникает, когда ты борешься на рынке с высокой конкуренцией и цена завоевания каждого следующего процента его доли растёт в геометрической прогрессии. В Казахстане же решения принимаются пока на уровне эмоций.

Тем не менее, потенциал в развитии направления больших данных в нашей стране есть. Просто у разных игроков рынка разное понимание и разный уровень развития. Есть компании, которые уже вовсю внедряют технологии, а есть и те, кто пока только интересуется. Наша компания работает с early successors (ранние адепты технологии – прим. ред.).

Главное – понимание, принесет ли внедрение технологий рост выручки или повысит ли операционную эффективность. Без этого понимания любая технология – hype.

Кто целевой заказчик Petrel AI? Какой функционал ему требуется и что вы можете дать ему, какие проблемы решить?

У нас разные заказчики, находящиеся на разных уровнях развития. Есть, например, молодые финансовые институты, которым требуется агрессивный рост, быстрое и эффективное привлечение клиентской базы, которое можно реализовать через цифровой маркетинг. А есть крупный бизнес, который на рынке не один год, — для него приоритетным является удержание уже имеющихся клиентов. И это две разные задачи, и обе из них мы умеем решать.

Что касается функционала, есть минимум три этапа: организация хранилищ данных, архивных и real-time (в режиме реального времени – прим. ред.), обогащение и процессинг данных, и уже потом – так называемое извлечение инсайтов. Это стандартный цикл производства больших данных, требующий специалистов различной специализации. Мы занимаемся каждым из указанных процессов.

Кроме того, есть процесс управления изменениями, реструктуризация бизнес-процессов, проистекающая из накопленных и используемых знаний. И это также даёт дополнительную ценность.

Куда, на ваш взгляд, будет развиваться рынок больших данных в Казахстане?

Казахстанский рынок очень маленький. Хотя бы с точки зрения того, что рынок B2B намного меньше рынка B2C. Потенциал рынка больших данных – тысяча, максимум – две тысячи, компаний – не больше. Поэтому мы фокусируемся не только на Казахстане и стараемся развиваться и на внешних рынках.

Какие это рынки, если не секрет?

Западная Европа, Азия, Америка.

У вас обширный опыт работы в крупном международном бизнесе с развитой цифровой культурой. Могут ли казахстанские компании добиться такого же уровня собственного развития в процессах и отношениях с клиентами?

Мы уже пропустили возможность повсеместного внедрения классической бизнес-аналитики, на которой вырос крупный бизнес в развитых странах. По большому счету, можно пропустить этот шаг. Можно сразу строить большие данные, минуя BI.

Qazkom проделал значительную работу в направлении больших данных, вовремя осознав необходимость и потенциал направления. Интересный подход у Beeline, но они на раннем этапе развития, хотя у них очень много хороших данных. Вообще, в Казахстане большинству проектов больших данных не более двух лет, поэтому отстающие еще могут нагнать более ранних.

Какие инициативы вы бы предложили государству, чтобы ускорить эти процессы в стране?

Самый простой путь – просто расти с точки зрения объемов рынка. Больше людей, больше производства, больше денег.

Можно пойти и другим путём, путём, которым пошли такие страны как Сингапур, Гонконг или Швейцария. Для начала обеспечить тотальную автоматизацию производственных и административных процессов. Это сделает локальные производства конкурентоспособными, хотя бы позволит вернуть часть товаров на локальном рынке, а не импортировать их, например, из Китая, где очень дешевая рабочая сила. Это, грубо говоря, увеличит ВВП и улучшит торговый баланс страны, позволит большему объему денег остаться внутри страны. Но этот источник не бесконечный, так как любая автоматизация имеет свои пределы, так же, как и рынок. Поэтому в глобальном смысле все реформы по цифровизации, происходящие в Казахстане, направленные на внутреннюю экономику, конечны и имеют ограниченный потенциал. Все, кроме образования и сферы услуг. И тут я бы хотел научиться экспортировать, причём не умы, а технологические решения, технологии и услуги. Тогда и страна станет конкурентоспособнее в глобальном масштабе.

Смотрите также