Куанышбек Есекеев: о телекоме, цифровизации и трендах

Интервью Председателя Правления АО «Казахтелеком» Куанышбека Есекеева. Главное об одном из самых выдающихся людей в телекоме, его пути и важных решениях в карьере, которые впоследствии окажут глобальное влияние на рынок телекома в стране. История становления государственной цифровизации, свободного и доступного интернета, о новых трендах и, конечно, о «Казахтелекоме».

О детстве

Родился я в Алма-Ате и в годовалом возрасте переехал в Семипалатинск, где прошло мое взросление, там я прожил до 16 лет. Учился в школе №1 и окончил музыкалку по классу баяна. Помню, как ездил и давал концерты, было очень весело. Потом начались математические олимпиады, в которых я побеждал на городском и областном уровнях. Детство было бурным и попало на эпоху перестройки. В 1991 году я переехал в Алматы.

Об образовании

Это был КАЗГУ, факультет механики и прикладной математики. Профессорско-преподавательский состав был тогда очень сильный. Были достойные преподаватели и, к сожалению, они нам не давали повода, чтобы мы расслаблялись.

Я до сих пор вспоминаю факультет на Масанчи-Кирова, когда там проезжаю. Первый год, первые компьютеры. Помню ESM, тогда еще на перфокартах были расчеты. Писали паскали и ассемблер. Была летняя практика, где мы целый месяц занимались программированием. Это были хорошие годы.

Два года я получал президентскую стипендию. Буду честен, в 90-91-годах карьера ученого представлялась каким-то ореолом.

  • В 95-году пошел в аспирантуру. У меня был очень хороший учитель — Смагулов. Ш.С — крестный в науке, и он многое мне дал.

О начале карьеры

Защитив кандидатскую и получив диплом, в 1997 году я пришел в "Казахойл" на должность директора департамента IT. Тогда "Казахойл" возглавлял молодой менеджер Нурлан Каппаров. Понятно, что видения, с которыми он пришел из бизнеса, отличались от классических. Это касалось не только производственных процессов, но и технологических.

  • Тогда в Минфине я понял пользу консультантов.

Часто идут споры о необходимости консультантов, мол они не нужны — пусть люди сами справляются. На самом деле я говорю, кто не читает книжки, тот придумывает сам и считает себя самым умным, а на самом деле, это уже где-то давно написано. И вот такие парадоксы решают именно консультанты. Поэтому в последующих своих практиках я старался сразу их использовать. Вот такую культуру привил Минфин.

В то время нацкомпании были самыми технически оснащёнными. Первая спутниковая сеть, которую запустила TNS , была построена в KazTransOil, и она была цифровой. Потом такие же цифровые отрезки появились в "Казахойле". Начали строится очень качественные сети в нефтяной отрасли. Оно и понятно, в нефтяной отрасли всегда были деньги.

  • Ещё первые хорошие внедрения в 90-х были у "Казахтелекома", вторые — у ШНОС. В это же время было удачное SAP-внедрение. Потом внедрять SAP начал и "Казахойл".

Первые сети, первые спутники, первый сайт для "Казахойл" — это все было очень интересно. Документооборот на "Lotus" — мы уходили от классических видов управления. Первые сайты с обратной связью, когда можно было на электронную почту через сайт отправить письмо, и все это в 98-ом году казалось "Вау!". Первые SAP-овские сервера, первые понятия блейдов — мне нравилось это внедрение.

  • А ещё был "Зерде" — детский математический журнал, и я был его главным редактором.

О цифровизации страны

В своё время я пришел в очень хорошее ведомство — Министерство финансов. Оно отличалось централизованностью и взращивало внутри крепкий топ-менеджмент. С точки зрения технологического и методологического оснащения оно всегда было на высоте. Например, проект модернизации казначейства делался Всемирным банком.

Я тогда получил первый большой проект, занимался объединением двух казначейств — "Клавира" и "Oracle". Вел техническую часть, а методологией занимались сотрудники Министерства финансов, которые впоследствии ушли работать в различные нацкомпании. По технической части проект подразумевал прокладку качественных и высокоскоростных сетей в старых зданиях, чтобы увеличить количество компьютеров, работающих на интернете.

  • А потом наступил 2005 год, и фактически родился egov.kz.

Мы работали с Азизой Шужеевой, у нас было много бурных переживаний, как это будет называться и что из себя представлять. Была молодая плеяда ребят, которая увлекалась этой идеей. Мы жили этим. Первые базы данных, понятие очистки базы данных, единого идентификационного номера.

Я помню там была борьба между двумя ведомствами, что взять за ИИН: пенсионный или МВД-шный ИИН. Там столько всего проходило — первые электронно-цифровые подписи, цифровая архитектура должна быть у электронных цифровых подписей, корневая архитектура. Мы это утверждали на заседании правительства. Аскар Куанышевич тогда был руководителем ведомства и очень активно занимался утверждением этой программы. Потом появились закон "О цифровой подписи" и закон об "Электронном правительстве", о признании перехода от бумажного процесса к электронному.

Уже потом, когда я стал председателем правления в "Казахтелеком" с 2007 по 2010-ый, начал больше заниматься реализационными вещами проектов — это объединение баз данных и создание ЦОНов, объединение регистров недвижимости. Тогда были БТИ, которые работали каждый в своем формате, всё было разрозненно. Не было даже электронного архива данных по недвижимости. Сейчас всё уже гораздо проще — любую справку можно получить онлайн.

О телеком отрасли

Когда я стал председателем агентства, в то время очень увлекался "Теорией игр", "Теорией равновесного рынка". Регулирование связи и управление объектом связи — это две разные вещи, две разные совокупности интересов. Понятное дело, что равноудаленность от операторов должна быть самой основной, потому что это и движет конкуренцию рынка. Последняя Нобелевская премия двух лауреатов была посвящена "Теории аукционов на частотах".

Тогда был период перехода на CDMA 450, потому что сёла вообще оставались без связи. И я считаю заслугой в своей работе именно этот переход. Частоты, которые были на 450, тогда принадлежали МВД, мы дали им возможность перевести все оборудование.

  • Я до сих пор адепт не тарифицируемого интернета.

Это сейчас мы живем в эпоху Unlim-ов, безлимитов. А когда-то, помню был период Dial-up, позвонил по номеру "8 750 10 10 101" и получил телефонный счет за фактически израсходованный объём интернета. Сейчас много вопросов задается: хороши мы в цифровизации или нет — у нас 89% населения пользуются 4G, наверное, ответ очевиден.

О Kcell

Экстремально тяжёлое решение приходилось принимать по продаже Kcell. Мы владели 49%-ми, компания получала хорошие дивиденды, и, казалось, можно было бы ничего и не делать, всё и так хорошо. Но в тот момент мне пришли рисковые идеи — продать Kcell и получить монополию на 4G. И это стало главным условием продажи — предоставление "Казахтелекому" эксклюзива на LTE.

  • И ещё я отдал все дивиденды государству и публичным акционерам.

Я помню, как к нам на счет поступили 1 млрд 500 млн, и я выплатил все дивиденды — народ был просто в шоке. Половина компании считали меня идиотом, что я не оставил эти деньги внутри.

Зато после таких публичных выплат люди поверили в акции телекома. Впоследствии для нас выплата дивидендов стала на уровне культуры компании. У нас не было ни одного года, когда бы мы не выплачивали дивиденды.

  • Я стал понимать, что ценность компании в том, что люди в неё верят.

О 4/5G

Следующий важный триггер — построение 4G. Это был сложный проект, за который я взялся. Я помню первое открытие во Дворце Независимости, которое мы проводили для Елбасы. ZTE поставил нам два пилота, а мы поставили базовые станции 4G. Для нас это был такой волнительный момент, когда Altel уходил от старой технологии и переходил на новую.

Самое сложное в тот момент было управление. Был менеджмент в Altel, который будет продавать Imey 800. Им нужна была абсолютно новая команда, микс из Беларуси. Команда, которая бы очень быстро обрабатывала GSMтехнологию и 4G.

У нас была нестандартная идея — мы вытащили на рынок "мыльницы", такие mi-fi, с которыми все ходили. Мне даже звонили с Вьетнама, спрашивали, что за компания такая, которая потребляет 1,5 млн май-фаев.

  • Мы создали спрос на 4G и удовлетворили его.

О Tele2

Это стратегия, которая сработала. Кроме Beeline и счастливого Kcell, на тот период времени, как он ушел от нас, еще был грустный Tele2. Понятно, что при наличии четырёх операторов на рынке и при моем демпинге трансмиссий, кому-то было очень грустно. Ровно тогда мы и начали переговоры о слиянии двух компаний с менеджментом Tele2.

Работая с Tele2, я получил очень хорошую школу с точки зрения управления. Как они могут управлять костами — такого умения я не видел ни у кого. У них это заложено на уровне ДНК.

Мы подумали, что 70% алтеловской сети всё равно на оптике, поэтому хорошие частотные ресурсы Tele2 дали свои плоды. Ну, и правильное управления с их стороны — мы действительно взяли рынок.

  • У оператора отличная маржинальность, есть хорошие дивиденды, это уже устойчивая компания, которая сейчас стоит 1 200 000 000-1 300 000 000 миллионов.

О "Казахтелекоме"

"Казахтелеком" уже был готовой продажной машиной, к которой мы добавили bundle "телевидение", и это дало результаты. Сначала в bundle делали "No value", то есть, он всегда шел дополнением к нашей услуге. Это тоже интересный кейс, который прорабатывали международные консультанты.

Потом рынок опять поменялся. Всегда привожу пример: если брать домохозяйства, то 8 часов они смотрели интернет и 8 часов смотрели телевидение. Сейчас они смотрят те же 16 часов в неделю — только 14 часов интернета и 2 часа телевидение. А в телевидении мы уже №1.

А теперь статистика, какие сайты домохозяйства посещают чаще всего: 60% смотрят YouTube, Facebook иInstagram и все-все. Остаётся 40 % — это киберспорт, плюс cериалы, а это наша ниша, которую мы должны взять, чтобы замкнуть весь цикл контента развлечений домохозяйств.

О BigData

Если брать OTT, то только за год мы набрали 200 тысяч абонентов. Почему так быстро? Потому что Big Data. То есть, то, что Alma TV набирала за десятилетия, около 30 000 абонентов, сейчас мы набираем за полгода, потому что мы уже работаем с Big Data абонентов. Управление данными мы перевели в культуру компании. Уже два года я увлекаюсь этим проектом. Компетенции мне хватает.

У нас даже отток прогнозируется на искусственном интеллекте. В телекоме мы очень практичные, с более прагматичным подходом, например, та же CVM (Customer Value Management) для нас обыденная культура. Яркий кейс — то, что у TV+ 200 тысяч абонентов за полгода. Это всё работа CVM, и мы подключим к этой работе и операторов.

О позиционировании "Казахтелеком"

Позиционирование для сотрудников, для клиентов или для stake-holder-ов — для каждого свое. Например, мы заходим в дом, в некоторых домах пишут, что хотят подключить услуги "Казахтелекома" — это многоэтажные дома, частный сектор. Потому что "Казахтелеком" все равно ассоциируется со стабильностью качества, обслуживания. Это бренд первого выбора.

  • Один раз проводили интересный эксперимент: сколько раз в поиске вбивали слово "интернет", сколько "Megaline", сколько "Казахтелеком". Последнее ищут в два раза больше, чем "интернет". Даже в какое-то время Megaline стал синонимом "интернет".

О бизнесе

У "Казахтелеком" хорошая, выстроенная sales-машина, которая просто присоединяет к себе новые услуги, и присоединяет новые услуги компаниям, которым оказывают ту же самую UFDL. Дата-оператор фискальных данных, маркировка — это все дополнение к нашей sales-машине. Это кейсы взятые у CISCO — целая дисциплина и то, как проводить MNA с выстроенной sales-машиной. У CISCO были очень хорошие консультанты, мы работали вместе год — полтора, они были очень полезны.

  • Вы заметили, что в последнее время ушло название АО "Казахтелеком"?

Оно стало называться Группа компаний "Казахтелеком". Мы немного отошли от бренда, поэтому считаем, что сейчас мы сами стали "единорогами" в реальности. Внутри нас скрыты 2-3 "единорога": те же самые операторы фискальных данных, маркировка и 2 сотовых оператора, которые сами по себе тоже "единороги". Если мы достроим QazCloud, будет еще один "единорог".

О киберспорте

Очень много интересных споров вокруг киберспорта. Я вот тоже прошел "Старкрафта" и "Старкрафт 2" — играл в них во время пандемии. В "Варкрафт 2" получше графика, можно играть с искусственным интеллектом.

Это новая дисциплина, ты очень чётко понимаешь и видишь свои труды, потому что аудитория у киберспорта очень большая. Например, год назад мы создали студенческую лигу. Сначала туда входило пять ВУЗов, а сейчас уже порядка двадцати.

Сейчас мы создаём школьную лигу "Урпак", которая начнет играть в следующем году, а это ещё два с половиной миллиона привлеченной аудитории.

Для общего понимания: в Бразилии есть IPO школьной лиги, и она стоит миллиарды. Представляете, какой это большой рынок для рекламодателей с большим процентом просмотров.

Сейчас Gillette не рекламирует футболист, а рекламирует киберспортсмен.

  • Я думаю, что в принципе тема того, как е-гейминг входит в нашу жизнь, киберспорт становится одной из основных форм развлечения.

Например, Fortnite делают концерты звезд внутри своей игры.

Ещё бренды приходят в киберспорт, потому что им важно омоложение аудитории. Невозможно не учитывать молодую аудиторию, продавая товары для спорта. Сам киберспорт расположился на уровне NBA по количеству просмотров и повышенному интересу.

О государстве

Я горжусь своим государством, особенно тем, что оно делает передовые процессы. То, что в других странах занимает неделю, у нас занимает секунды и минуты. Весь юго-восточный регион — это чемпион технологических процессов. Например, Южная Корея, которая ничего не открывает нового в софте, остается номер один в процессах. То же самое можно сказать и о Сингапуре.

  • Я думаю, что у Казахстана свой путь в цифровом развитии, который необходимо выстраивать и дальше.

А выстраивание индустрии — это уже отдельная работа, которая меньше привязана к цифровому Казахстану. Индустрия больше связана с экономическими рычагами, созданием секторов, вроде Astana HUB, IT-университетов. Так как именно отсюда и будут выходить специалисты, которые в будущем станут аутсорсерами для крупных корпораций и целой индустрии, а они, в свою очередь, будут приносить деньги.

Рекомендуем

Пиксель для количества просмотров