Как переезд российского IT-бизнеса отразится на рынке труда в Казахстане

Релокация российских IT-компаний в Казахстан уже давно не новость. Банки, например, "Тинькофф", который открывает свой центр разработки, MNG Partners — компания, которая является крупным разработчиком ПО или InDriver — релоцировал часть своих сотрудников в Казахстан, и список можно продолжать.

В продолжение этой темы мы решили описать живой кейс, на примере конкретной компании и узнать, насколько российские представители IT-рынка готовы адаптироваться в Казахстане и, самое главное, насколько они готовы предоставлять рабочие места местным IT-кадрам.

Герои нашего интервью сегодня — это компания, которая занимается проектированием потребительской электроники и разработкой встроенного программного обеспечения для фотокамер и видеокамер. Один из самых знаменитых проектов компании — это 4K 3D VR камера Vuze, разработанная на заказ для компании HumanEyes. Она была выбрана телеканалом National Geographic как лучшая по качестве и весу камера, и, совместно с NASA была отправлена на Международную космическую станцию для съемок фильма "One strange rock" ("Неизвестная планета Земля").

Компания Suretter Software сравнительно недавно релоцировалась в Казахстан и уже нанимает на работу местные IT-кадры. Мы поговорили с директором и автором проекта Алексеем Кодубцом о том, почему они выбрали именно Казахстан, какие у компании планы на будущее и как они привлекают местных IT-специалистов на работу.

Алексей Кодубец, директор и автор проекта Suretter Software.Алексей Кодубец, директор и автор проекта Suretter Software.
Алексей Кодубец, директор и автор проекта Suretter Software.

Алексей, расскажите подробнее, чем занимается ваша компания и почему вы выбрали именно Казахстан для переезда?

Мы занимаемся разработкой потребительской электроники, конкретно фото- и видеокамерами, то что в английском языке называется Imaging или Imaging Science. У наших ребят огромное количества опыта, у некоторых ребят, которые здесь сидят, есть по 15-20 лет опыта. Мы разрабатываем встроенное ПО для фотокамер, проектируем электронику, антенны, проектируем корпуса, оптику — это то, что называется в мире решение turnkey("под ключ"). Мы делаем это на экспорт — большинство наших клиентов из США и Европы.

Так как ситуация в мире стремительно меняется, и в нашей нише мы достаточно известная компания, нужно было что-то делать с этой экономической ситуацией. Мы стали рассматривать дополнительные юрисдикции, так как и до всей этой ситуации у нас был план стать глобальной компаний по рынку труда. Мы планировали становиться больше, расширяться. Всё это просто нас ускорило.

Мы рассматривали Грузию, Армению, Сербию, Турцию и Казахстан. Много факторов повлияло на наш выбор. Налоговые режимы, уровень жизни, поддержка государства, например, как с Astana Hub. Школы для детей, потому что нам важно, чтобы наши дети не потеряли русскую культуру, поэтому некоторые страны автоматически отпали. Ещё нам очень важно гостеприимство.

Повлияло на наше решение остаться тут и то, что у нас были уже заказчики из Казахстана из Алматы.

Алексей Кодубец

Конечно, когда мы приехали, они нам очень помогли и помогают. Можно сказать, что нас уже встречали здесь. А ещё у нас есть сотрудники, которые работают во Владивостоке, они родились и учились в Казахстане и в дальнейшем получили гражданство России. Их родители живут в Казахстане, и они всеми силами нам помогали, за что им большое спасибо! То есть образовалась большая команда поддержки нас ещё до прилёта в Казахстан.

Потом скорее встал вопрос выбора между городами: Нур-Султан или Алматы.Мы смотрели на количество технических университетов, логистику, население. Для нашей специфики, например, очень важна близость к Китаю, там много партнёров, и таким образом мы выбрали Алматы.

Команда компании Suretter Software.Команда компании Suretter Software.
Команда компании Suretter Software.

Вы сказали про университеты, то есть их наличие здесь сыграли роль в вашем решении?

Да, мы обращали огромное внимание на технические университеты, потому что если нет университетов, то это проблема, значит кадров будет мало.

Мы и локацию офиса подобрали неслучайно. Офис находится между тремя университетами: МУИТ, SatbayevUniversity и АУЭС, а также близко к метро и до всего этого 10 минут пешком, чтобы выпускникам было удобнее у нас работать, а сотрудникам легче добираться.

Какие у вас первые впечатления после приезда в нашу страну?

Интересно то, что поскольку мы инженеры, мы используем системный подход, мы анализируем и бизнес-партнеров, экосистему и точно также мы проанализировали банки — какие есть услуги на рынке, рынок труда и т.п.

Если говорить об экосистеме, то за счет такого системного анализа мы заходили в правильную дверь и к правильным людям, и в некоторых случаях на правильный стол (прим. ред. — смеётся). С точки зрения деловой сферы всё достаточно позитивно, я благодарен всем юристам, сотрудникам банка, госорганам, операторам и т.п. Работают они эффективно.

Второй момент. Это то, что ключевые руководители из Владивостока. Там тоже есть горы Сихотэ-Алинь, пониже, конечно, чем в Алматы. Сам по себе Владивосток — столица Дальнего Востока и на меньшее, чем столица, горы, природа мы бы не согласились (прим. ред. — смеётся). Мы посмотрели на достопримечательности в Алматы, их очень много. Мы успели покататься на сноуборде на Шымбулаке, посетили Чарынский каньон, озеро Капчагай, Алма-Арасан, побывали на казахской свадьбе в Кулане и многое другое. С этой точки зрения, Алматы — правильный выбор. Здесь столько много интересного и красивого.

Очень хорошие цены с точки зрения бизнеса. А если говорить про жизнь, то товары для жизни здесь дешевле, и это очень приятно.

Ну, и гостеприимство людей, очень высокое. Традиции располагают к приятной жизни. Очень вкусная кухня, все её виды, которые представлены здесь. Мы ещё не отъезжали от Алматы далеко. А ещё в Алматы теплее на градусов пять точно, чем во Владивостоке, и солнца много, как во Владивостоке, географическая широта почти одинаковая.

Были ли трудности по приезду сюда? А может, наоборот, насколько просто было здесь устроиться?

Есть некая специфика местного рынка, к которой нужно привыкнуть, в частности: всё можно купить очень дешево и тоже самое очень дорого. И, например, когда покупаешь дешевле, то тебе обычно не дают никаких гарантий, а дорого — естественно ждёшь сервис, но в Казахстане все по другому. Тут можно найти дешево с хорошим сервисом и дорого с полным его отсутствием. Но мы уже адаптировались и обращаемся к рекомендованным и проверенным продавцам и поставщикам. Искренне рады, что наши поставщики помогают нам и даже где-то подстраиваются под наши, иногда нестандартные требования и амбициозные цели.

Команда компании Suretter Software.Команда компании Suretter Software.
Команда компании Suretter Software.

Что касается кадров, здесь есть специфика найма, например, инженерные позиции плюс-минус одинаковые по сравнению с другими странами. Если не инженерные, то можно найти кого-то по рекомендации, быстрее чем на Head Hunter.

Например, сначала мы не понимали, почему у нас много откликов (сотни) на одну позицию, и зарплату предлагаем немного выше рынка, а предложение никто не принимает. Мы сравнивали вакансии с конкурентами, вроде одинаковые. Потом мы поняли, что в процесс собеседований надо добавить некоторые аспекты. И когда мы это учли, начался аншлаг!

Оказывается, здесь принято проводить последнюю фазу интервью не удалённо, а в офисе. Например, в России можно все онлайн провести, все привыкли, а тут люди хотят видеть реальность, что все действительно существует, компания реальна, коллектив хороший, кто будет руководителем и т.п. У нас несколько кандидатов ушли по этой причине, потому что мы не пригласили их в офис.

Но это скорее моменты адаптации, которые мы успешно прошли.

Из веселого: мы с коллегами пошли ужинать, звоним, а все рестораны заняты. Мы не сразу поняли, в чем дело. Оказывается, мы попали на время Ифтара, естественно столов свободных не было. Потом мы просто стали приходить чуть пораньше или позже, чтобы места были (прим. ред. — смеётся).

Как нам известно, вы активно привлекаете местных специалистов к работе и даже заключили договора с несколькими нашими IT-университетами. То есть вы ведёте набор кадров с местного рынка IT?

Да, мы нанимаем местные кадры.

Алексей Кодубец

Мы понимаем, что наши инженеры работают в достаточно сложной области, это решение задач как внутри отдельных инженерных дисциплин, так и решение междисциплинарных задач — это и программная инженерия, электроника, оптотехника, производство и т.п. Создание инноваций никогда не было простым. Сразу готовых кадров под это практически нет. Кроме того, мы принципиально не занимаемся хедхантингом специалистов ни во Владивостоке, ни здесь в Алматы, а вместо этого мы строим партнёрства и дружим со всеми местными компаниями в экосистеме. Поэтому мы, конечно, обращаем внимание на студентов с хорошей базой — это то, где мы сильно конкурируем по кадрам.

При выборе университетов обращали внимание на их рейтинги. Изначально, в Казахстане мы работали с шестью университетами, из которых в итоге выбрали три — это МУИТ, Satbayev University ("Политех") и АУЭС. И с ними у нас подписаны меморандумы. Мы брали уже в этом году студентов на практику и стажировку. Уровень студентов неплохой.

Команда компании Suretter Software.Команда компании Suretter Software.
Команда компании Suretter Software.

Почему именно эти три университета: в этих учебных заведениях нам подошли учебные программы. Также при выборе ВУЗа играла роль и скорость ответа от него, насколько университет быстро отвечает и заинтересован в сотрудничестве, в трудоустройстве своих студентов и т.п. Конечно же, были и рекомендации от партнёров.

У нас есть опыт чтения лекций по встроенной разработке ПО, по системному инжинирингу. Поэтому мы прочитали пробные лекции в университетах, студентам понравилось. В одном из университетов был отклик в количестве 30 человек студентов, в каком-то около 15. Также успели даже побывать на защитах дипломных работ.

Обращаем внимание на рекомендации от заведующих кафедры по студентам и выпускникам. Если зав. кафедры говорит, что человек подойдёт, то мы берем студента на практику сразу. Зав. кафедры знают своих студентов лучше, чем кто-либо.

Из интересных моментов нас пригласили на встречу с олимпиадниками по программированию по C++ ACMICPC. Это была целевая встреча, отклик от аудитории был отличный. Так как у нас в компании это основной язык программирования.

Кто сейчас входит в команду, удалось ли поработать с нашими ребятами?

Мы выбрали тактику, что мы привлекаем и местных и релоцируем наших ребят. Текучка всегда есть, а нам нужен стабильный бизнес, который будет стабильно расти. У нас планы — к первому кварталу 2023 года вырастить штат до 50 человек, сейчас у нас работает более 10 человек. За ближайшие полтора два месяца планируем вырасти в два раза, и мы уже видим, что нам нужен ещё один офис, потому что место здесь уже заканчивается.

Что касается местных ребят, они у нас уже и работают, и стажируются.

Алексей Кодубец

Алексей Кодубец, директор и автор проекта Suretter Software.Алексей Кодубец, директор и автор проекта Suretter Software.
Алексей Кодубец, директор и автор проекта Suretter Software.

Каков потенциал у IT в Казахстане, на ваш взгляд, и какие перспективы вы видите для вашей компании у нас в стране?

Если говорить конкретно о нас, то план расширения штата до 50 человек достаточно амбициозный. Из которых мы планируем примерно треть или половину нанимать именно из местных ребят, и сделать нам это надо за короткий срок, потому что уже есть заказчики на проекты, которым нужен такой коллектив.

Кроме этого, у нас стоит задача открыть второй центр разработки нашей компании тут, в Казахстане.

Алексей Кодубец

Первый — у нас во Владивостоке. Что это значит? Это значит, что нам нужны все инженерные дисциплины здесь в Казахстане, не только программисты, но и электронщики, оптики, конструктора — это делает задачу ещё более амбициозной (прим. ред. — смеётся).

Мы хотим прийти к точке, когда здесь, в Казахстане будет свой штат из Sales managers. Исторически так сложилось, что у нас в основном клиенты из Израиля, Европы и США, Канады, Австралии. Мы уже видим задачу построения команды продавцов с местными ребятами, и вместе с ними открывать непокрытые азиатские и ближневосточные рынки. Если мы тут все организуем правильно, то получим сверху порядка 30% выручки за счёт расширения количества рынков.

А что касается местного потенциала IT-рынка, то я считаю, что с местным рынком будет все хорошо. Если правильно использовать текущую волну миграции в Казахстан, если ее правильно направить, то это сильно обогатит рынок труда местный, ну и государство тоже.

Конечно, не все компании тут останутся, но у нас, например, есть экосистема своих заказчиков, и мы как амбассадоры сейчас рассказываем нашим заказчикам из других стран о Казахстане, про Astana Hub, про условия проживания и в целом о стране. Это дорогого стоит.

Также мы общаемся с местными компаниями сейчас и открыто говорим, что вы можете приходить и консультироваться, в общем стараемся дружить. И нам задают конкретные вопросы, как вы делаете эту вещь или другую, и мы открыто делимся опытом.

Алексей Кодубец.Алексей Кодубец.
Алексей Кодубец.

От редакции: Мы отлично понимаем, что приход российских IT-компаний окажет немалое влияние на наш рынок труда, и, в целом на рынок технологий. Надеемся, что это будет только в позитивном ключе, например, может быть такая релокация сократит или замедлит "утечку" наших IT-кадров заграницу.

Популярное

Рекомендуем

Пиксель для количества просмотров